ГОСТИННАЯ ФАНТАЗЁРА

«Я пью до дна за тех, кто в море!»
М-да! Ну и пирушка!!! Бедному кардиналу и сутану повесить не где!.. Четырёх палубная махина, под названием теплоход "абмирал Гранчак" или что-то в этом роде, практически не испытывал качки. Ещё бы?! Размах подводных стабилизаторов был равен двум площадям днища этого монстра! Народу толпилось повсюду тьма-тьмущая! В трюме, в специально оборудованном тире, один из именинников, кортики метал в несчастные бокалы, а когда надоело, предложил чёрно-цветочному магу несколько подкорректировать размеры барменши. Видать приударить решил. Да не тут-то было. Ничего у нашего местного мага не выходило. Шушара стояла у стойки, подбоченившись, и снисходительно поглядывала на горе-волшебников. Светлада, окружённая полусотней котов в различных ипостасях, от кота в матроске до кота в неглиже, вертелась на второй палубе, подметая своими ветхозаветными одеяниями то, что не успевали убрать Стюарды, смахивая весь мусор, между прочим, за борт в прозрачно чистые воды, где, вездесущие спутники человеческих странствий, акулы подбирали всё свалившееся им на голову и благодарно употребляли внутрь, предполагая, по-видимому, что сие есть нечто весьма и весьма полезное для их акульего здоровья. Приунывший шут, мечтательно надирался на третьей палубе в глубоком одиночестве, т.е. в окружении себе подобных дублей. Кто ему столько их наделал осталось загадкой для всех. На капитанском мостике, опершись о поручни, устроился таинственный толи маф, толи мафия. Озирая сверху вниз всё это безобразие, он посасывал трубочку, время от времени поглядывая на компас, уточняя курс при помощи самого обыкновенного монитора. Правды ради надо сказать, что у него под левым локтем у стойки поручня виднелся загадочный сосуд в виде оплетённой пузатой старинной бутыли с тёмно-вишнёвым цветом внутри, замаскированный под декоративный штурвал!.. То и дело наш рулевой украдкой наклонялся к странному предмету, приникал к нему на мгновение и вновь возвращался в прежнее положение, да так ловко, что никто и не замечал его хитрости. Звёздочка-Надежда так замаскировалась, что впору было бы сменить ей имя на «чёрную-дырочку»!.. Никакие сверх чувствительные теле и радио телескопы, сверх радары не могли засечь её место положение. Ну, прям «анти звезда» да и только!.. У флагштока притаился совершенно трезвый Мэр, с укутанной в клетчатый красный платок головой, концами коего он вытирал «слёзы умиления», восхищённо вздыхал, извлекал из-под полы своего роскошного сюртука серебристый предметик, свинчивал золотистую крышечку, припадал к горлышку, от чего кадык его ходил подобно паровозному шатуну, удовлетворённо крякал, вытирался рукавом и прятал фляжечку обратно. Озабоченный чем-то шрайбикус пристроился на юте и откровенно плевал в волны. Потом доставал записную книжку, чего-то туда записывал и вновь плевал. Разочарованный экс министр юстиции в компании весёлых молодых людей шумно шансонил на баке. Весь левый борт ощитинился спиннингами и удочками. Чего они там вознамерились поймать?! Бродяга вальсировал с хозяйкой игротеки под тентом, напевая тихонечко ей на ушко: «С добрым утром, любимая! Милая, ты моя!», и, не подозревая, что ему «жука» подвесили на лацкан супер модного пиджака от Славы Зайцева, слышит его весь Либтаун!.. А из левого кармана таких же супер модных брюк торчало что-то очень смахивающее на шкалик с кроваво-красной жидкостью!..

Но тут произошло невероятное!.. На вертолётную площадку, что высилась на верхней палубе, опустился «МИ-28» (гражданский вариант), и из его нутра посыпались знаменитости. Ещё через некоторое время аппаратура была установлена и отлажена. Колонки, мощностью в несколько десятков киловатт швырнули миллиарды звуков в безбрежность старого океана. Бедные акулы чуть не захлебнулись от неожиданности. Дельфины в ужасе шарахнулись миль на десять в сторону подальше от этого чудища!.. Киты вообще в соседнее полушарие смотались!.. На сцене появился любитель несовершеннолетних талантов женского пола Игорёк по фамилии Николаев!.. Шушара аж подскочила от эдакого звукоизлучения. Но, заслышав дорогой (по всей видимости) её сердечку голосок, встрепенулась, быстренько всех выпроводила из бара и, навесив здоровенный амбарный замок доисторического изготовления, со всех лап бросилась наверх, поближе к поп (а может и пуп) звезде!.. Шут, завидев несущуюся к нему крысу, тут же протрезвел. Но когда серая молния пронеслась мимо, устремляясь, всё выше и выше, свалился под стол мертвецки пьяный и захрапел, временами заглушая своими не музыкальными звуками «Орфеевский» голос!.. Чёрно-цветочный маг и морской волк, крепко обнявшись, пытались установить направление звука, то и дело натыкаясь на ступени траппа. В конце-концов они пришли к выводу, что лучше всё-таки подняться по этим самым ступеням и там наверху, на чистом воздухе установить точное направление. И они тут же приступили к выполнению задуманного, медленно, с натугой, преодолевая на четвереньках одно препятствие за другим, они приближались к истине!.. Мафия, с декоративной амфорой в обнимку, медленно спускался со своего поста на пятой точке. Его можно было понять!.. Старинный ром Либтаунского производства стоит не дёшево! Птичка певчая, до этого времени никем не замеченная, срывалась с мачты, сбиваемая напором звуков. Её жизнерадостные песенки щедро осыпали присутствующих внизу. На верху уже расхаживала озабоченная УТИ, время от времени, охаживая указкой по головам и спинам любителей употребления ненормативной лексики. К правому борту подошёл баркас, с опоздавшими либтаунцами. По штормовому траппу на нижнюю палубу был поднят безразмерный диван со спящим на нём Светом (в смысле хозяином дома, где всё должно быть кувырком, но почему-то именно этого «кувырка», как раз, и не получалось). Повар Ярослав в высоком белом колпаке, в таком же белом фартуке, разносил на золочённом подносе многочисленные бутерброды собственного приготовления.

В общем всё шло, как всегда - хорошо. С днём рождения вас, прихожане!
С любовью ко всем, Шурик!