Статьи

Статьи

Книга отзывов

Отзывы о выставке незрячих детей, состоявшейся в январе-феврале 1967 года в клубе жилконторы по адресу: г. Ленинград, Саперный пер. 5.

Мне предоставили возможность просмотреть выставку слепых детей, это изумительное достижение преподавания, которого я не только не видел, но и не слыхал, пожелаю дальнейшего успеха и благодарю за внимание.

Мастер декоративных работ по дереву А.Громов. 28 января 1967 года.

На выставке слепых представлен кропотливый труд детей. Трудно себе представить, что дети, которые ничего не видят, могут так рисовать. Пожелаем им больших успехов, а преподавателям большого терпения.

28 января. (подпись неразборчива).

Мы ученики 216 шк. 5-а кл. Нам очень понравились работы слепых.

Горячева, Байкова, Зайцева.

Мы с сестрёнкой посмотрели выставку- нам очень понравилось. Из таких детей вырастут замечательные люди нашей страны. Их упорство и умение пример для всех детей.

Зинченко Т. 12 лет. Зинченко Оля. 6 лет.

Мне очень понравилась выставка слепых детей. Особенно мозаика и рисунки Тани Куренковой. Желаю большого успеха детям.

Лобанова Наташа. 7 лет.

Сколько нужно иметь любви, сколько нужно иметь мужества, чтобы сделать всё это! Великолепно, потрясающе. Хочется от всей души пожелать детям, исполнителям этих работ, излечения этого недуга. Пусть их кропотливый очень сложный труд даст им дополнительные силы для полного выздоровления.

Г. Сланцы. ДК Горняков. (подпись неразборчива).

Милые, славные детки. Желаю вам поскорей выздороветь и быть счастливыми.

Профессор К.Петрик. Г. Владивосток.

Нет, они не слепые! Ведь многие из нас, имеющие 100% зрения, не способны видеть так много прекрасного в жизни, сколько увидели они. Слеп тот, кто этого не видит. Бетховен, говорят, оглох, но дай Бог так слышать каждому. Эта выставка упрёк обывателям, мещанам, всем тем, кому надоела и опротивила жизнь. Учитесь жить, учитесь видеть. Творческих успехов вам на вашем трудном пути. А какой же Великий выбрал путь "что протоптанней и легче". Слава вам!

Студент Л.В.П.Ш Александров. 1 февраля 1967 года.

Дорогие товарищи!

Нельзя без волнения говорить о способностях тех ребят, которые лишились зрения. Сколько надо труда, сколько надо желания и увлечения иметь к искусству, с тем чтобы, будучи слепым, так хорошо изображать природу и жизнь. Большое вам флотское спасибо. Желаем вам, наши дорогие крепкого флотского здоровья.

По поручению военных моряков в/ч 22885 майор А.Сицков. 3 февраля 1967 года.

  • Далее
  • На предыдущую
  • Вернуться в музей искусств
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.pdf)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.doc)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.txt)
  • Статьи

    Выставка Санкт-петербургских художников, 22 - 23 июня 2002

    Юрий Нашивочников

    1922 Родился в Павловске воронежской области, СССР.

    1934 - 1937 - учился у Лужковского в детской школе художников, Ленинград, СССР.

    1936 - 1972 - exучился под руководством Иосифа Сидлина, ученика Александра Савинова, Кузьмы Петрова-Водкина, Александра Осмеркина.

    1944 - 1945 - Студент первого курса института прикладного декоративного искусства, Москва, СССР.

    1951 - окончил академию художеств, Ленинград, СССР.

    1951 - 1961 - занимался творческой работой в союзе художников, в отделе скульптуры, Москва, СССР.

    1961 - 1965 - преподавал живопись и скульптуру, Ленинград, ССсР.

    1965 - 1977 - преподавал и работал на кафедре тифлопедагогики, педагогический институт имени Герцена, Ленинград, СССР.

    1987 - 1995 - заведующий "Школой Сидлина".

    1992 - Основал группу художников "Храмовая стена".

    Без сомнения, ленинградская нонконформистская живопись эпохи тоталитаризма - явление удивительное. Филонов, Стерлигов, Кондратьев, Арефьев, Шварц и другие одарённые одинокие художники представили некое единое целое и не только создали определённые шедевры своей эпохи, но и нечто вроде религиозного искусства. Они пытались выявить правдивые ценности искусства в царстве лживого, поддельного. Сидлин, учитель Юрия Нашивочникова, был одним из таких людей. И, возможно, всё, о чём говорилось ранее, особенно справедливо в отношении Сидлина и его школы. Сидлин говорил: "Обычная вещь в искусстве: человек должен сделать что-то нужное, но не то, что любой может увидеть. Если вы хотите посвятить себя искусству, вы поймёте, что холст и картина имеют свои законы, которые не имеют ничего общего с законами природы, общими законами". Юрий Нашивочников делал не только миниатюры, но и крупномасштабные полотна, изображая трёхмерные предметы в спектре цветовой гаммы. Натюрморты Сидлина были преображены в нашивочниковской экспериментальной концеции и преобрели оттенок световых вибраций. Юрий Нашивочников всегда полон творческой энергии. Он внедрил множество методов и технологий. Он преподавал живопись и скульптуру незрячим детям, а затем в течение долгого времени работал с группой взрослых, развивая их творческие способности к живописи, скульптуре, музыке и танцам. Картины Юрия Нашивочникова - это свидетельство огромной плодотворной работы, направленной более на достижение живописного мастерства на европейском уровне, чем на существование системы.

  • Далее
  • На предыдущую
  • Вернуться в музей искусств
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.pdf)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.doc)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.txt)
  • Статьи

    СОЛНЦЕ В ЛАДОНЯХ

    "Вечерний Ленинград" №111 (6273) Суббота, 14 мая 1966 года.

    Какое счастье - встретить человека, который по-новому осветит для тебя мир, принесет тебе солнце в ладонях и свое большое горячее сердце! Он придет, и с ним ты научишься слушать Пение птиц, понимать красоты произведений искусства. С ним для тебя раскроется что-то такое, чего ты не видел, не понимал раньше, ты узнаешь, как сложна и прекрасна жизнь, и станешь добрее, человечнее, зорче.

    Такое счастье пришло к людям, о которых я расскажу позднее, а сначала о нем, об этом человеке.

    Если вы увидите его на улице или в трамвае, вы не заметите в нем ничего особенного. Застенчивая, чуточку нескладная фигура и голос какой-то робкий, неуверенный, а глаза голубые, доверчивые, как у ребенка. И фамилия у него обыкновенная - Нашивочников.

    Когда я познакомилась с Юрием Алексеевичем, он сразу же выложил передо мной целый ворох ребячьих рисунков. Развесил их по стенам, наколол на спинку дивана, разложил на полу, и мне показалось, что в комнате ожила радуга: столько было в этих рисунках света, тепла, голубого и зеленого мира. В комнате буйствовали краски, они кричали о красоте земли, о радости жизни, и мне непременно захотелось познакомиться с авторами этих рисунков как можно скорее.

    И вот мы уже в интернате на Охте, где преподает Юрий Алексеевич.

    В коридоре царили звуки Шопена - где-то шел урок музыки, в зале тренировались гимнастки, во дворе мальчики сражались в шахматы, а девочки прыгали через веревочку. Малышня носилась по лестницам и под шумок пыталась проехаться по перилам. В общем, все было, как в других интернатах и школах, разве что дети здесь выглядели по-особому подтянутыми: у девочек в косах цвели пышные банты, а воротники у мальчишек сияли ослепительной белизной. Только вот при встрече с Юрием Алексеевичем ребята не здоровались... Нет, они не были невежливы. Они были слепы. И этих детей Юрий Алексеевич учил рисовать.

    Как-то в руки Юрия Алексеевича попал журнал, где зарубежный ученый утверждал, - что слепые люди совершенно не способны к творчеству, начисто лишены эстетического восприятия действительности и вообще эмоционально ограничены. С этим Нашивочников никак не мог согласиться. Наблюдая, как слепой соседский мальчик с усердием водит карандашом по бумаге, пытаясь что-то нарисовать, Юрий Алексеевич понял, что в человеке заложена неистребимая жажда творчества, и, если человек попал в беду, надо только помочь ему преодолеть барьер, который поставила между ним и миром слепота. И Юрий Алексеевич решается дать слепоте бой. В интернате на художника сначала смотрели, как на чудака. Это сейчас у него специальная мастерская с лампами дневного света. А раньше была крошечная каморка рядом с баней. Зато в желающих рисовать недостатка никогда не было. Задолго до урока у двери каморки выстраивалась очередь. Счастливчики, которым удавалось захватить место на лавках и на полу, с наслаждением пытались рисовать, стоически выдерживая жарищу, запах мочалки и мыла. Но рисовать никто не умел. Юрию Алексеевичу еще предстояло их этому научить.

    Нашивочников верил, Что слепой, находясь среди зрячих, слышит от них о цветовом многообразии окружающего мира и у него постепенно появляются крепкие, устойчивые связи между словом, характеризующим внешнюю среду, и ощущением, которое испытывает слепой, соприкасаясь с ней. И Юрий Алексеевич рассказывал ребятам, как серебрится трава при лунном свете, какими бывают вода и небо ранним утром, как прозрачен воздух весной. Он вывозил их за город, на свидания с природой, читал сказки и былины, Пушкина и Тургенева, Есенина и Светлова. Он будил у них мысли, чувства и воображение.

    Сначала он учил ребят лепке. Юрий Алексеевич был убежден, что ребятишки легко справятся с этой работой, и других старался в этом убедить. Но другие были уверены в обратном и отказывали ему в помощи. Юрий Алексеевич целый месяц таскал глину ведрами и в рюкзаках, карабкался по карьерам Пулковских высот, в кровь растирая руки и плечи. Ночами он разминал глину, делая ее живой и пластичной, а главное, чтобы не оттолкнуть ребят, приятной для осязания. Еще учась в Академии художеств, Юрий Алексеевич тратил свою студенческую стипендию, покупал в антикварных магазинах статуэтки из фарфора и бронзы. За несколько лет у него собралась неплохая коллекция и сейчас она как нельзя лучше пригодилась. ..Его ученики с восторгом лепили фигурки детей, забавных зверюшек и птиц. Занятия лепкой обогатили и расширили духовный мир ребят, и они уже рвались к более сложному - к рисунку, к живописи.

    По воскресеньям, отправляясь за город Юрий Алексеевич привозил ребятам охапки кленовых листьев, пахнущие сыростью грибы, цветы и таинственные лесные фигурки. Ребята ощупывали узловатые сучки и корни, радостно и возбужденно споря, на что они похожи: на дикую собаку динго, на колдунов или на Змея Горыныча. От этих образов и запахов у ребят начинала чуточку кружиться голова, а сердце билось часто-часто.

    Слепая от рождения Женя Павлова, положив на ладонь бабочку-капустницу, восторжено кричала:

    - Юрий Алексеич, смотрите, какая она красивая, нежная! Я хочу нарисовать луг, много-много цветов, небо и бабочку!

    - А я нарисую маленького зайчишку,- задумчиво улыбалась Тамара Куренкова. - я знаю, какой бывает зайчишка. И лес. А правда, Юрий Алексеевич, что лес зелёный только в солнечную погоду, а вечером он бывает синий и даже чёрный? Я уж совсем об этом забывать стала, а вот сейчас вспомнила...

    Да, это было, пожалуй, самым главным - Они вспоминали, вспоминали то, что видели давно и что совсем почти уже забыли. Темнота отодвигалась, в мозгу вспыхивали краски, оживали образы, воображение складывало из них новые образы и краски, новые представления, и мир раздвигался, становился шире. На помощь ребятам пришло внутреннее зрение, и теперь они жили яркой, богатой чувствами и впечаглениями жизнью. Но Юрий Алексеевич пошел дальше. Он учил ребят не просто подражать жизни в рисунке или скульптуре, а рассказывагь о ней, не срисовывать, а размышлять, придавая, большее значение внутреннему содержанию нежели внешнему сходству. Именно поэтому в работах учеников Юрия Алексеевича так много мысли, чувства и настроения.

    Вот загадочно-прекрасная волшебница в звездном плаще, созданная Женей Павловой. Женя любит сказки и стихи, сама пытается сочинять немножко и в рисунки свои включает что-то из того мира, который создан воображением. Тамара Куренкова увлекается художественной гимнастикой, прекрасно играет на пианино, и фигурки ее гимнасток удивительно грациозны, легки и полны музыки. А если бы вы увидели скульптуру мудрой птицы слепо-глухо-немого Юры Лейнера или необыкновенно лиричный балерьеф Аленушки Тамары Куренковой, вы бы подевились не только совершенству форм, но и глубокому внутреннему, эмоциональному содержанию этих работ. Не боюсь сказать: это уже искусство, настоящее, живое и трепетное.

    А рисунки, апликации и мозаика малышей! От них невозможно оторвать глаз, настолько хороши они по форме и разнообразны по цвету. А ведь еще совсем недавно считалось, рисунок, выполненный слепым, может быть понятен только слепому, а занятия живописью вообще недоступны людям, лишенным зрения. Однако Юрий Алексеевич сумел доказать, что эта точка зрения в корне неверна. Он сделал то, что не удавалось еще никому: нашел технику рисунка и живописи, которые дали слепым возможность создавать картины общедоступными изобразительными средствами, Юрий Алексеевич смастерил специальную палитру для мозаичных работ. Точно такая же палитра есть и для цветных карандашей. О том, как можно рисовать на пенопласте, восковыми карандашами на меловой бумаге, скальпелем на пластилине, как можно, не видя, создавать изящные линогравюры, многоцветные мозаики и аппликации. Обо всем этом напишут еще не одну статью. Пять лет жизни посвятил Юрий Алексеевич созданию этих методов. Сейчас Нашивочников разрабатывает программы, по которым, используя его методику, будут учиться те студенты Педагогического института имени А. И. Герцена, которым предстоит преподавать в школах слепых. Юрий Алексеевич глубоко убежден, что систематические занятия со слепыми изобразительным искусством дадут им возможность применить свои навыки на практике, а особо талантливым даже стать профессиональными художниками или скульпторами.

    Я не знаю, получатся ли художницы из Тамары Куренковой и Жени Павловой, но вот я разговариваю с ними и еще глубже понимаю, что сделал для них этот человек.

    - За пять лет, что я рисую,- говорит тоненькая, необыкновенно поэтичная Тамара,- я вспомнила, что видела раньше, и нет уже вокруг темноты.

    А вот Женя не видит от рождения, и рисование помогает ей представить то, о чем она прочла в книжках, о чем ей рассказывают, или то, что она поняла или ощутила сама. По-моему, непременно надо всех слепых учить рисовать. Необязательно, чтобы они стали художниками, просто рисование лучше помогает представить себе окружающий мир. И потом рисовать- ведь это такая радость! Тамара дарит мне на память свои рисунки. В них так много солнца, что мне кажется, я уношу с собой ясный весенний день. Это солнце принес ребятам на Охте удивительный человек Юрий Алексеевич Нашивочников. Как хорошо, что есть на свете люди, приносящие солнце!

    Вероника КОНОНЕНКО

  • Далее
  • На предыдущую
  • Вернуться в музей искусств
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.pdf)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.doc)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.txt)
  • Статьи

    РИСУНКИ, СДЕЛАННЫЕ В ТЕМНОТЕ

    "Вечерний Ленинград" №272 (7963) Среда, 17 ноября 1971 года.

    В мире, к сожалению, еще немало детей, незрячих oт рождения, теряющих зрение по разным причинам. Это огромное несчастье для самих детей, тяжелые нравственные мучения для их родителей.

    При социалистическом строе слабовидящий ребенок не отключается от общества. Советский закон о всеобщем обязательном обучении в равной степени относится и к слепым.

    Все незрячие дети учатся в школах по специальным программам. Такие школы с интернатами есть в каждой союзной республике. В Российской Федерации их 52 для слепых и 16 для слабовидящих детей. Учатся в них 7,5 тысячи мальчиков и девочек. Обучение и содержание учащихся, включая одежду, питание, полностью берет на себя государство. Окончившие полную среднюю (одиннадцатилетнюю ) школу принимаются в высшие учебные заведения, имеющие неполное (девятилетнее) образование получают постоянную работу. Советские педагоги ищут и находят способы "дополнительного" дарения творческой радости слепым. Об этом рассказывает корреспонденция, предлагаемая АПН.

    Выставочный зал. Рисунок, линогравюра, мозаика, гипсовые бюсты, работы по металлу. Двое мужчин делают запись в книге отзывов. Один пишет, другой подсказывает и все пытается закурить, но, встретив укоризненный взгляд дежурной, прячет сигарету. Нервничает и тот, кто пишет. Когда они уходят, читаю: "Мы были на фронте, но и там не встречались с таким героизмом". Чуть выше запись студентов: "Спасибо за урок - человек действительно может больше, чем делает. Как много мы упустили! Бежим наверстывать". >/p>

    На занятие кружка опоздала. Вижу только спины и низко склонившиеся головы. Над ними лампы дневного света. За столом девочки рисуют красками, болтают о том, о сем, упрекают Галю, которая порвала рисунок. Та оправдывается. Девочки поменьше лепят из глины барельефы. В углу подросток копирует голову старика, даже по движению лопаток на спине заметно, как он поглощен делом.

    Внезапно гаснет свет. Жду возгласов, девчоночьего визга, стука роняемых карандашей и красок. Но все по-прежнему. Девочки рисуют, болтают. Только тогда до конца сознаю, где нахожусь, - на занятиях художественного кружка слепых детей.

    Пришла на урок рисования во второй класс школы. У каждого своя парта. В них большие, толстые книжки - учебники со специальным шрифтом. Пианино. В углу сложены лопаты, грабли - сегодня работали в саду, окапывали кусты. Как и все в этом возрасте, дети шаловливы. Только когда прыгают и бегают, движения их осторожнее, напряженнее.

    Начинается урок. - Что мы рисовали в прошлый раз? - спрашивает преподаватель. - Мы рисовали с натуры деревья, траву, кораблик. - А сегодня будем рисовать с рисунка. Юрий Алексеевич, учитель рисования, раздает рисунки ворон, слонов, кур, выполненные проколами на плотной бумаге. Пальцы детей бегают по проколам. Им уже доводилось слышать, читать о птицах, о животных, теперь запоминают осязательно. Жене Анисимовой десять лет, и ни одного дня из них она не видела. В ее блокноте пока трудно разобраться, но кое-какие рисунки уже можно определить - солнце, ромашка... Другая девочка нарисовала человечка, подошла к учителю, спросила: - А люди такие бывают?..

    Немного истории... Когда художник Юрий Алексеевич Нашивочников пришел в Ленинградскую школу-интернат для слепых детей и предложил организовать кружок рисования, на него посмотрели с недоумением. Но все же он прошелся по классам. В его саквояже лежали глиняные игрушки, фарфоровые статуэтки, рельефные цветы, коробочки с узорами. В кружок записались почти все. Потом он вел рисование в школе, глубоко заинтересовав учеников и первого, и одиннадцатого классов. Как это удавалось? Преподаватель не навязывает своих тем, не упрашивает, не заставляет, у него огромное терпение и постоянное обновление материалов и приемов.

    Сидим в холле на диване с Галей Холодняковой - шестиклассницей. У Гали видит один глаз - три процента зрения. Девочка признается, что пробует рисовать давно, но никому не показывает. Стесняется. А рисовать любит, особенно лес, речку, песок на дне такой желтый, небо. А портреты пока не получаются. "Да и пейзажи не очень", - вздыхает она. У Анатолия Кончакова один процент зрения. Он любит рисовать тушью, освоил лепку. Несколько скульптурных портретов готовы. Брайль - изобретатель шрифта для слепых, Бетховен - величественный, вдохновенный ,и необыкновенно грустный... Тамара Куренкова ослепла в семь лет. Девочка музыкальна, играет на рояле, занимается художественной гимнастикой. Много читает. В рисунках отражается ее увлечение музыкой и спортом. Тамара любит сочетание, различных фактур. Цветных карандашей и шариковой ручки. Или рисует воском, потом окунет в тушь, получаются "морозные узоры на стекле"... Женя Павлова не видит с рождения. Она начинала рисовать и бросала, снова начинала. Какие они, цветы, если их не видела? Знает, что лепестки прохладные, нежные, а листья жестче. Собака и кошка похожи, шерсть мягкая, уши, хвост, но кошка всегда боится собаку. Женя рисовала и цветы, и кошек, и собак, потом освоила лепку, сделала портрет бабушки, голову мальчика, автопортрет. Увлеклась работой по металлу. Ее "Хирург" и "Поэт" вместе с рисунками Тамары Куренковой попали на городскую выставку умельцев и состязались с работами зрячих. Женя окончила школу, работает в Луге. Пишет Юрию Алексеевичу: "Я теперь без рисования не могу..." В школу пригласили знакомых художников. Перемешали работы слепых, слабовидящих и зрячих детей. Художники присудили пальму первенства слепорожденным. Потом им открыли тайну.

    - Конечно, мы, зрячие, получая девяносто процентов информации глазами, недооцениваем иные каналы, с помощью которых можно воспринимать мир, - говорит Юрий Алексеевич Нашивочников. В его домашнем кабинете, множество полок, шкафов. Художник раскладывает кипы рисунков, латунные пластинки с выдавленными на них портретами и пейзажами. Портреты из скрепок, орнаменты из спичек, кусочков резины и пластмассы. Пейзажи из пластилина на стекле. Скульптура - глина, гипс, бетон. Несколько лет труда художника со слепыми детьми позволяют ему сделать вывод, что и те, кто лишен зрения, могут эстетически воспринимать и воспроизводить окружающую действительность. Об этом пишет Юрий Алексеевич и в диссертации, над которой сейчас работает. - И все же, - спрашиваю я,- как человек, лишенный зрения, познаёт мир, как рождаются представления и образы в его мозгу? - Не все еще можно объяснить достаточно глубоко. Ясно, что у слепого человека гораздо больше развиты осязательные и слуховые ощущения. Слепой может отлично воспринимать форму, плотность, вес, фактуру, контуры, пропорции, характерное, нехарактерное. У него больше, чем у зрячего, развито "чувство материала". Кроме осязания, включается в работу слово преподавателя, товарища, прочитанное в книге. Работы слепорожденных показывают, что они воспринимают многие предметы почти неискаженно. А те, кто утратил зрение, надолго сохраняют информацию, что получили до болезни и слепоты. Конечно, и раньше были попытки учить слепых рисовать. В специальных школах-интернатах существуют специальные приборы для рисования с помощью системы Брайля. Специальное, специальные... -задумчиво повторяет Нашивочников, - специальное искусство для слепого, да? А потерявшие зрение очень чувствительны к тому, что их работы отличаются от работ зрячих, они понимают, что их произведения, выполненные с помощью методов, созданных специально для слепых, непонятны и неинтересны людям со зрением. И я психологически понимаю стремление слепого рисовать в цвете это сближает его со зрячим. - Значит, многое зависит от методов рисования? - Скорее, от тифлотехники - техники рисования для слепых. Она должна дать возможность слепым создавать картины общепринятыми изобразительными средствами. Что мы только не перепробовали на наших занятиях! Пожалуй, главное- чтобы у рисующего был постоянный или временный ориентир на рисунке. Вдавлина, рельеф - их-то и "видят" пальцы. Можно рисовать на бумаге, положенной на металлическую сетку, клеенку, пластилиновую подкладку. Можно рисовать и на бумаге, с прослойкой еще не высохшего клея, рисовать иглой на пластилине, скальпелем на плотной бумаге, на пенопласте, резать по линолеуму. Густой цементный раствор, сырая глина и пластилин хороши для лепки и мозаики - в них легко вставляются цветные камешки.

    - Кого вы отбирали для занятий в кружке, как вы это делали?

    - В кружок мог прийти любой. Позже, когда выявилась группа более способных детей, я занимался с ними дополнительно. Здесь действует то же правило, что и в работе со зрячими: привить навыки рисования, научить копировать можно любого, художником же в полном смысле могут стать единицы. Но Я уверен, что люди, не имеющие зрения, могут работать художниками профессионально. И, наверное, среди десяти миллионов слепых на Земле найдется немало талантливых живописцев и скульпторов.

    Л. ВАГАНОВА

  • Далее
  • На предыдущую
  • Вернуться в музей искусств
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.pdf)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.doc)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.txt)
  • Статьи

    Помоги себе сам

    Солнце - в мир незрячих

    Думают иные,
    Те, что звуки слышат,
    Те, что видят солнце,
    Звёзды и луну:
    Как она без зренья
    Красоту опишет,
    Как поймёт без слуха
    Звуки и весну?...

    Из стихотворения слепоглухой поэтессы Ольги Скороходовой

    Слепой человек, несмотря на "жизнь во мгле", способен к творчеству, чему пример такое удивительное явление, как Ольга Скороходова. Та же жажда творчества и нежелание смириться со слепотой физической подвигли француза Луи Брайля на изобретение уникальной рельефной азбуки для слепых. Имя незрячего француза, что называется, на слуху. Он гораздо более известен, чем наш, правда, не слепой, но не менее талантливый соотечественник Николай Анатольевич Семевский, создатель тифлографики - геометрии и черчения для слепых. О нем и его деятельности, пришедшейся на середину XX столетия, снят фильм "Во имя человека". Окончив после школы курсы чертежников, Н.Семевский еще юношей был направлен учителем черчения в школу для слепых детей и проработал там почти сорок лет, успев сделать поразительно много для этих обделенных природой людей. А начал он с изобретения специального чертежного прибора. На чертежной доске укрепляется планшет из плотной бумаги или целлулоида, покрытый слоем особой мастики, по которому проводят бороздки, отпечатывающиеся на подложенной под планшетом фотобумаге. Резиновые жгуты по краю доски и вырезы по бортам позволяют на ощупь откладывать нужные размеры. Прибор оказался пригодным не только для черчения. Пользуясь комбинированным угольником, малыши вырезали из листов с мастикой овалы, кружки, квадраты, составляли узоры. А старшеклассники, осваивая курсы геометрии и пространственного черчения, учились лепить, создавая собственный "мир на ощупь", доступный обозрению зрячих. Три проекции технического рисования - вид спереди, вид сверху, вид сбоку - ключ к графике. Постепенно проекции сливаются в воображении слепых воедино в объемную фигуру. Это, как гениально понял Семевский, совершенно необходимо, ибо незрячий человек в принципе способен и к пространственному восприятию, и к рельефному, и к объемному. Мир, ранее недоступный слепым детям, теперь захватил их воображение разнообразием форм, объемностей, рельефностей, будь то летящая птица, самолет, колесо или высотный дом: все можно было легко ощутить и представить. А воспитанники уже жаждали новой информации. Их способность воспринимать окружающий мир во всем его разнообразии росла день ото дня. И педагог-творец задумал нечто фантастическое: приобщить слепых детей к живописи! Он подготовил множество совершенно особых копий картин знаменитых художников с бесчисленным количеством выпуклостей. А для большей выразительности дополнил свой альбом музыкой - ею при обучении сопровождался "показ" иллюстраций. Но и этим творчество Николая Семевского не ограничивается. Он написал и издал два великолепных учебных пособия для слепых: по черчению (изд. 1952 г.) и по рисованию (изд. 1960 г.). И настоял на том, чтобы графика стала с первого класса обязательным учебным предметом в школах для незрячих детей. "Я посетил школы слепых в разных странах, но то, что я увидел здесь, заинтересовало и взволновало меня больше, чем все, что видел в других местах. Техника тифлографики открывает новые перспективы и горизонты", - записал в книге посетителей единственной в Москве школы для слепых главный редактор журнала "Курьер ЮНЕСКО" С.Коффлер. "Я поражен замечательными достижениями, которые перекидывают мост над пропастью, отделяющей слепых от зрячих", - говорится в отзыве профессора Колумбийского университета (США) Б. Сэнфильда. "Волшебнику, который вносит свет во мрак, - мое восхищение", - такова оценка генерального инспектора Министерства просвещения Италии П.Формикари. У Николая Семевского есть последователи, дело его живет. Так, Ольга Егорова, учительница московской школы для слепых, усовершенствовала изобретенную им готовальню, наладила в школе керамическое производство, разработала специальную программу для одаренных детей - они изучают ощупью скульптуру в Третьяковской галерее. Так что солнце творчества для слепых поднимается все выше.

    Ирина Лапшина

  • Далее
  • На предыдущую
  • Вернуться в музей искусств
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.pdf)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.doc)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.txt)
  • Статьи

    МЫ УСТАНАВЛИВАЕМ ДЛЯ СЕБЯ НЕНУЖНЫЕ ГРАНИЦЫ

    "Этюды", русско-финский журнал за 1996 год

    "Если какое-то занятие достаточно интересно, ты не можешь расстаться с ним, что бы в жизни ни случилось. Хотя человек потерял зрение, ему надо писать картины. Нужно только найти подходящие приемы... Мы сами ограничиваем свои возможности: думаем, что я не умею, у меня не может получиться". Это мысли Пирьё Каллио, порожденные ее собственным опытом.

    В последней выставке Пирьё экспонировалось 21 скульптура и 32 картины.

    У Пирьё Каплио проявился интерес к живописи уже в детстве, и она мечтала поступить в Атенеум, высшее художественное училище. В возрасте 9 лет она заболела сахарным диабетом. Никакой речи не могло быть даже о том, чтобы дочь бедной деревенской семьи могла поступать в среднюю школу (в старой финляндской школьной системе старшие классы после шести обязательных, готовящие будущих студентов). "Этот ребенок никогда никуда не будет годиться: он не может содержать себя и никому не будет нравиться", - говорила мать Пирьё.

    То что Пирьё потеряла зрение, было для нее большим потрясением. "Я думала, что больше ничто не получается: не могу ни читать, ни рисовать, ни писать картины, ни кататься на велосипеде, ни танцевать", - описывает Пирьё свои первые представления после того, как ослепла. Через несколько лет художница Анна-Мария Осинов проводила курс лепки, и Пирьё начала заниматься керамикой. Глина была для нее чужим материалом, поэтому ей казалось, что ничего не умеет делать. Все же что-то принуждало ее принимать участие.

    Писать картины Пирьё стала примерно 10 лет позднее после того, как она в 1989 году устроила совместную выставку со слабовидящей художницей Майлой Мехтяпя. "Майла сказала, что не нужно видеть, чтобы писать картины. Она сама не смотрит на полотно, когда пишет, а дает интуиции руководить работой", - рассказывает Пирьё.

    Самое важное - радость труда "Почему вы пишете картины, хотя их не видите?" На этот вопрос Пирьё приходилось не однажды ответить. По ее мнению, радость труда не зависит от того, видишь ли ты результат или нет. "Что из картины получится, это тоже для меня большой сюрприз", - говорит она. Перед тем, как начинает писать картину, она видит ее мысленно. Мысленно она видит и результат. Конечно, она не может быть уверена в том, получилась ли на бумаге именно та картина, которую она представляла, но это не имеет для нее значения: "Если мои работы нравятся зрячим, то это хорошо, но не главное".

    На взгляд Пирьё, ничто не препятствует и слепому от рождения писать картины. По ее словам, любому занятию можно научиться, если есть желание. Нужно только дать впасть воображению, полагаться на интуицию, и нельзя стремиться к четким формам. Контуры написанных Пирьё цветов и деревьев мягкие, или она совсем не придает работу формы. Когда она видела, она рисовала и писала прежде всего людей. Теперь это довольно сложно, хотя она сделала и несколько таких работ. "Их тоже любили", - рассказывает она.

    Пирьё подчеркивает, что собственный образ мышления не должен препятствовать человеку заниматься тем, чем ему хочется. Не надо придерживаться того, что раньше ты писал картины по-другому. От себя нельзя требовать слишком много, так как чрезмерные требования убивают радость труда. "Самое большое препятствие творческой деятельности человека - это человек сам: преграды и границы, установленные нами. Преодолеть их может никто другой, как только каждый из нас сам".

    Пирьё говорит, что она не является исключительным человеком: у каждого из нас есть сколько угодно скрытых способностей. Сами по себе они не проявляются, а их надо искать. Размышления не помогают, а действие освобождает неиспользованную энергию человека. Следует отметить, что Пирьё сама не верила, что может писать картины, пока не пробовала.

    Техника слепого живописца

    А как слепой пишет картины? "Это совсем просто", - смеясь говорит Пирьё. Нужен кусок толстого картонного листа, для маленькой картины 30 на 35 сантиметров. Лист должен быть пористым, чтобы краска легко высохла. Кроме того, требуются акварельная бумага и бумага, предназначенная для клейки окон.

    Из акварельной бумаги вырезается кусок, края которого доходят полсантиметра за краями листа картона, к которому смоченная акварельная бумага приклеивается клеевой бумагой. Из другой, шаблонной бумаги отрезается место фигуры. Данная бумага прикрепляется к акварельной булавками и клейкалентой. Места фигур отмериваются рулеткой. В качестве шаблонной бумаги лучше выбрать использованную брайлевскую бумагу, шероховатая поверхность которой хорошо отличается от гладкой акварельной бумаги. Пирьё пишет пальцами, поскольку кистью невозможно почувствовать, где есть краска, а где нет. Она пользуется в основном предназначенными для детей красками, растворимыми в воде. Краски Пирьё может смешивать сама, так как они обозначены по брайлю. Помощь зрячего мужа может быть нужна ей только для того, чтобы определить оттенок светлости краски.

    Всегда не верили, что Пирьё написала свои картины сама. Поэтому она стала рассказывать о своей технике живописи. Она также составила подробное руководство для слепых, интересующихся этим занятием, и проводит для них курсы. Наконец она попала и в Атенеум: читала лекцию студентам, учащимся на критике искусства. Пирьё выступает в разных местах не только с целью рассказывать о своем необыкновенном занятии, но и чтобы делиться своими мыслями о жизни. Именно это она считает своей главной задачей: она хочет поощрять других, оказывать влияние на наши отношения к самим себе и друг к другу.

    Слепота научила многому

    "По обычным мерилам я должна была бы быть несчастным человеком, но я счастливая. Поэтому у меня совсем не горько на душе от того, что я слепая. После того, как я потеряла зрение, открылись мои глаза". Так Пирьё считала не всегда. Узнав о том, что потеряет зрение, она решила, что слепой не будет жить ни одного дня. Все же зрение пропало не за один раз. В то время ей казалось, что у нее в жизни больше нет ничего, и поэтому ей стало совсем безразлично, что люди о ней думают. Она начала говорить так, как на самом деле думает, и делать то, что на ее взгляд правильно. Вдруг она поняла, что жизнь не может быть лучше.

    Пирьё радуется тому, что слепота ее научила. Она подчеркивает, что человек должен знать свое достоинство, главное не то, что о тебе думают и что ценят другие люди. "Своими занятиями мне нельзя обижать никого. Это единственное условие для того, что я делаю. От занятий должна быть польза и для других. Задача моей жизни - опровергать предрассудки, сваливать перегородки между людьми. Этой работы достаточно для каждого, желающего ее делать".

    Пяйви Тийхонен.

  • Далее
  • На предыдущую
  • Вернуться в музей искусств
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.pdf)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.doc)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.txt)
  • Статьи

    ДЕТСКОЕ ТВОРЧЕСТВО

    "Советский учитель" №18 (1311). Вторник, 21 мая 1968 года.

    Рисунки, живопись, скульптурные работы, линогравюры можно было увидеть на своеобразной выставке, которая состоялась 13-15 мая на художественно-графическом факультете. Образцы творчества слепых детей для этой выставки собрал преподаватель кафедры тифлопедагогики Ю. А. Нашивочников. Он же сделал для посетителей сообщение о своей работе с незрячими детьми, также предоставил возможность посмотреть кинофильм о методике обучения слепых изоискусству (фильм этот можно посмотреть в киножурнале "Наука и техника" М 24).

    Выставка, сообщение Ю. А. Нашивочникова вызвали большой интерес у преподавателей и студентов художественно-графического факультета. Выступавшие на обсуждении отмечали высокий художественный уровень работ детей, интересный и оригинальный, доходчивый метод обучения. В дальнейшем необходимо развивать, совершенствовать и разрабатывать найденный метод, популяризируя его среди учителей подобных школ.

    Г. ЭФРОС, старший преподаватель кафедры рисунка.

  • Далее
  • На предыдущую
  • Вернуться в музей искусств
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.pdf)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.doc)
  • Скачать книгу "LIB-TOWN 2001-2004" (в формате *.txt)
  • Статьи

    Возрождение необходимо нам всем

    "Советская звезда" №1 (2546) Четверг, 17 января 1991 года

    Выставка работ слепых художников была открыта в ноябре в Ленинградской академии художеств, а в декабре экспонировалась в Москве. Творчество этих людей отмечено особым знаком: они не видят мир своих произведений, и потому не могут оценить их. Казалось бы, это- еще один повод поговорить о милосердии, сострадании чужому горю, внимании к ущемленному. Но на этот раз хочеться сказать об обратном- о том примере мужества, который подают нам эти люди своим творчеством.

    Позади праздник Рождества. Каждый из нас- верующих, и, в основном, атеистов, по-своему воспринимает его. Однако все мы сегодня едины в одном: Рождество, или, точнее, Возрождение- то, что наиболее необходимо сейчас нашей измученной, истерзанной, упавшей духом стране. Рождество во всех сферах жизни- общественной, политической, экономической, научной, культурной. Рождество- возвращение в русло общемировой, общечеловеческой культуры.

    Именно на это была направлена акция по спасению Петербурга-Ленинграда- международный телемарафон "Возрождение", который проходил в ночь с 6 на 7 января 1991 года в Мариинском (Кировском) театре.

    Именно об этом- наш рассказ о творчестве слепых художников, нашедших дорогу к своему Рождеству...

    -...Я завидую своей дочери, что она- художник,- сказал отец слепой девушки.- Лариса потеряла зрение, когда ей было 8 лет. Ребенок должен был развиваться, расти: я старался, чтобы она читала настоящую литературу, ходила в театры на хорошие спектакли. Но вот 8 лет назад мы узнали, что есть в Ленинграде художник-педагог, который обучает изобразительному творчеству, скульптуре незрячих детей. Мы пришли сюда, при Дворце культуры им. Шелгунова- к Юрию Алексеевичу Нашивочникову. Сначала- просто для того, чтобы найти занятие, с пользой провести время. Теперь, когда Лариса достигла определенных результатов, у нее стали появляться творческие задачи, и- смысл самих занятий стал уже иным...

    "Я хочу рисовать..."

    "Полдень". "Полночь". "Засохшее дерево". "Осень". "Цветы". "Дерево". "Листик". "Цапля". "Стада". "Дым".- Эти работы по фольге, а также рисунки и скульптуру Ларисы Павловой вы могли увидеть на выставке в Академии художеств. Лариса- член группы незрячих художников "По", названной так в честь слепого московского скульптора Лины По, творившей в 30- 40-е годы. Членами этой группы являются также Анатолий Кончаков, Тая Марина и Евгения Фомина.

    Анатолий Кончаков занимается преимущественно скульптурой: тематика его работ из гипса, датированных нынешним годом, в основном, религиозная- "Ангел", "Христос", "Апостол". Не видящая с рождения Евгения Фомина предпочитает работать с латунью, на фольге: "Портрет поэта", "Портрет хирурга". Но особенно изысканны формы у скульптур и экспрессивны краски на рисунках Таи Мариной, которая также не видит с рождения.

    Странное чувство овладевает тобой, когда ты вглядываешься в эти работы: будто погружаешься в мир детских ощущений- когда он представлялся объемным, полным чистых звуков и красок, взаимосвязанных и цельных в своей полноте. Будь то огненно-рыжий изящный жеребенок Т.Мариной, или философски-углубленный, мудрый "Апостол" А.Кончакова. Или легкие, воздушные цветы, птицы и деревья Л.Павловой. Целостное и гармоничное "видение" мира, жизни- вот, пожалуй, отличительное и самое важное свойство творчества всех четырех художников...

    Видение? Да, именно видение, и подтверждение тому- слова Ларисы Павловой:

    -Сюжеты своих рисунков, скульптур из книг я беру очень редко. Обычно- придумываю сама, вернее- я все время вижу их внутри себя. Живу в мире этих образов, и мне очень хочется их нарисовать...

    Раньше я нигде не рисовала, а когда попала в эту студию, это пришло как-то само собой. Здесь интересная обстановка, и мне тут очень нравится. Юрий Алексеевич, наш учитель,- сам по себе интересен: когда я сюда пришла, он сказал: "Будем заниматься всем, чем угодно- хочешь, будем в жмурки играть?"... И Лариса засмеялась...

    "Я передал им секреты..."

    -Со слепыми детьми я начал заниматься в 1961 году,- рассказывает Юрий Алексеевич Нашивочников.- Немного раньше попался мне журнал "Курьер Юнеско", в котором была статья об опыте учительницы ваяния Калифорнийского художественного училища: она обучала лепке слепых детей и взрослых. Там были фотографии их работ, которые меня поразили: в них были все признаки великого искусства- экспрессия, совершенная композиция, одухотворенность. Я побежал в Ленинградское общество слепых и попросил дать мне группу. Они удивились: ведь никогда не лепили у нас. Но я их все же убедил (время такое было): что в нашей стране человек- это звучит гордо, что мы их и по этому, и по тому, и по спутникам перегнали, а я хочу вот и по этому перегнать- это, наверно, больше всего подействовало. Но все равно сказали: мы еще подумаем, а вы зайдите попозже... Потом все-таки направили в Ленинградскую школу-интернат для слепых детей: попробуйте на общественных началах, а там видно будет.

    Что послужило внутренним толчком? Просто "эгоистическое" стремление- научиться понимать, разобраться в том, что такое искусство, раскрыть глаза. Да и потом, уж очень необычное это было явление, возбуждало особый интерес. Я к тому времени закончил скульптурный факультет Академии художеств, пробовлялся случайными заработками, был кондидатом в Союз художников. Некоторые из моих сокурсников сразу в партию вступили, имели заказы, а у меня заказов не было, и я 3 года сидел на шее родителей. Потом начал преподавать в ЛИТИ и одновременно занимался со слепыми детьми, стал писать диссертацию об их творчестве.

    В юности, когда Юрий Алексеевич только начинал заниматься живописью, он повстречал своего Учителя. Художественная школа, в которой он учился, находилась рядом с Дворцом культуры им. Капранова, где в 1936 году преподавал живопись Осип Абрамович Сидлин.

    -Работали мы нетрадиционно, можно сказать, в подполье,- рассказывает Юрий Алексеевич.- На выставке, напоказ, делали одно, а трудились совсем над другим. Сидлин подходил к живописи как ученый, он шел от старых мастеров- Веласкеса, Тициана, Рембрандта. Заставлял нас вглядываться, вслушиваться в темноту Рембрандта, в которой- большая мудрость, сосредоточенность, глубина, одухотворенность. Задавал всевозможные упражнения: например, на разработку зеленой гаммы. Все это было диким для тогдашней официальной педагогики, которая учила, в духе социалистического реализма,- лишь внешнему подражанию, буквальному воспроизведению формы. Поэтому студию Сидлина, где бы она ни создавалась, всегда разгоняли.

    Однако время рассудило по-своему, и сегодня на весь мир известными стали ученики О.Сидлина- Басин, Горюнов, И.Иванов. В их творчестве развивается и продолжает свое существование школа Сидлина.

    Юрий Алексеевич Нашивочников передал секреты этой школы своим слепым ученикам. И сделать это было, как он утверждает, совсем несложно, поскольку сама природа поставила их в такие условия, что они вынуждены "видеть" широко, "видеть" одновременно все детали- для того, чтобы сразу сориентироваться в ситуации. В такие условия- что, прежде чем изображать, они должны полностью выстроить композицию- замысел должен стать замыслом до конца. И потому их произведения столь лаконичны и монументальны. Мы же, зрячие, нашим сфокусированным зрением чаще просто "фотографируем" увиденное, видим избирательно.

    -В принципе, никакой разницы между слепым и зрячим не может быть и нет,- считает Юрий Алексеевич.- Слепой, находясь в среде зрячих, по их рассказам представляет себе окружающее, эти сведения он черпает из литературы, музыки, а также ощупывая различные предметы. И в смысле возможностей в искусстве все решает педагогика, правильное воспитание, способное уровнять возможности слепого и зрячего. Я не согласен с точкой зрения, что слепые художники обладают каким-то мистическим даром- нет, они такие же люди, как и мы.

    Юрий Алексеевич разработал несколько технических способов обучения слепых рисованию. Это и специальная палитра, помогающая ориентироваться во всем разнообразии цветовых оттенков, и рельефное рисование на листе бумаги, под которой подкладывается клиенка, рисование иглой на медной пластинке, фольге, картоне, и много других.

    Работы его учеников экспонировались на внутригородских, всесоюзных, международных выставках, поощрялись граммотами и дипломами. Дети вырастали, менялось их отношение к жизни, творчеству- некоторые уходили, другие оставались и продолжали рисовать, лепить. Те, которые не мыслят себя без этого, и объединились в эту группу- под именем Лины По.

    ...Работы этих художников сочетают в себе непосредственность и монументальность. Они как будто видят весь мир одновременно в каждой клеточке его существования- видят чисто, незамутненно. А как не хватает сегодня, в наше смутное время, многим из нас именно такой ясности внутреннего зрения!..

    Выставка слепых художников- это прежде всего упрек нам, здоровым. Упрек- нашей озлобленности, подавленности, вялости и ленности, нашей безкрылости. Какое имеем право мы опускать руки, если даже эти люди, лишенные солнца, мира со всеми его красками, нашли в себе мужество не отчаяться, не опуститься до бессильной злобы, ненависти ко всему сущему, к людям, судьба которых оказалась счастливее их собственной- к нам с вами?..

    А еще эта выставка- напоминание о том, что светлое- рядом. Просто мы ничего не знаем о нем. Надо только обладать мужеством видеть его. Давайте учиться этому у слепых художников.

    Ф.НИКОЛАЕВА.