Обряд выбора для наследницы

Обряд выбора для наследницы

(Приснившаяся сказка)

***

Риорика любила море, но в этом году ей явно не повезло. Вообще, год выдался наредкость неудачным. Мало того, что в ближайшем обозримом будущем ей предстояло пройти обряд выбора (это уже само по себе не доставляло никакого удовольствия), так еще и на отдых с ней навязалась целая толпа друзей и родственников. Как итог, они задержались со сборами и прибыли на побережье скального моря тогда, когда все лучшие места были безнадежно заняты.
Риорика в бессильной злости кусала губы, стоя у края серо-желтого пляжа, усыпанного мелкими камешками и сморщенными, коричневыми ракушками. Насколько хватало глаз, прибрежная полоса кипела жизнью. Бирюзовые волны облизывали острые выступы скал, виднеющиеся над водой. Тут и там мелькали людские фигуры, слышался смех.
Их компании пришлось тащиться по растрескавшейся уныло-серой полосе бетона вдоль всего пляжа в самый конец, прячась под нависающей верхней террасой от палящих лучей раскаленного белого светила, стоявшего в зените посреди выцветшего, белесого неба. Метре на трехсотом этой невыносимой, унизительной пытки обжитые пространства закончились. Произошло это как-то мгновенно. Вот здесь еще пляж, усыпанный полинявшими от солнца зонтиками и загорелыми телами, принимающими ультрафиолетовые ванны в самых неожиданных позах, а вот – безжизненная полоса пепельного песка с какими-то белыми вкраплениями, подозрительно похожими на измельченные обломки выгоревших костей.
- Ну что, тут остановимся? – Громко спросил Алех, которому подтверждение принятого решения от остальных не очень-то было нужно. Спрыгнув с высокого парапета (чем дальше от цивилизованных пляжей, тем выше он становился), парень зашагал в сторону маняще проблескивающей между частокола скальных выростов бирюзовой глади. Остальным пришлось смириться и последовать его примеру. Риорика скривилась – условия для отдыха казались ей слишком подозрительными.
Вскоре походный лагерь был разбит по всем правилам туристического искусства. Несколько палаток для отдыха, раскладные лежаки, пластмассовые стульчики на разъезжающихся ножках. Ярко раскрашенные полотенца со смешными изображениями зверюшек разбросаны тут и там. В странный песок воткнуты металлические ножки пляжных зонтов. Играет громкая музыка, на плетеном столике под видавшим виды тентом выставлены запотевшие бутылки с прохладительными напитками, блестящие пакеты с жареными орешками, чипсами, сухариками и прочими снэками.
Риорика с наслаждением сбросила с себя пропотевший сарафан и подставила смуглое, гибкое тело палящим лучам небесного светила. Темно-синий купальник с белыми бабочками почти ничего не скрывал. Да и зачем, если фигурой боги девушку не обделили? Ей нравилось фокусировать на себе восхищенные взгляды окружающих. Красоваться и дразнить парней. Только официальных женихов у нее числилось четверо (в отличие от ее подруг из других доменов). Риорика была хороша, и она об этом знала, беззастенчиво пользуясь преимуществами, дарованными самой природой.
Не сказав по своему обыкновению никому ни слова, девушка легкими шагами направилась к воде. Наконец-то она сможет окунуться в теплые волны! Почувствовать мягкие, ласкающие прикосновения водной стихии. Отдаться ее неторопливому движению. Погрузиться в медитативный транс, который навевает на нее плавная качка и тихий шелест прибоя…
Но разочарованию Риорики не было предела, когда она, с головой ушедшая в свои мечты и томимая сладким предвкушением, приблизилась к поблескивающей лазоревой лужице. Действительно, лужице! Воды плескалось у самого берега совсем немного, а все остальное пространство занимали громоздящиеся друг на друга острые бело-серые скалы в известковых потеках. Их острые носы нахально украшали гребешки крошечных волночек. Они бесстыже щерились, подобно обветренным клыкам великана, на самом мелководье и вырастали в гигантский позвоночный гребень почившего дракона у самого горизонта. Риорика застонала от досады. Теперь стало понятно, почему эта часть побережья пустует в то время, как в нескольких метрах от этого скального лабиринта буквально яблоку негде упасть.
И все же,врожденный оптимизм не позволил ей вот так сразу принять поражение. Риорика смело ступила в воду. Босые ступни ощутили мелкую россыпь противных камешков, больно впившихся в нежную кожу. Что-то мерзко захрустело под пятками. Отвратительный звук! В сознание юной купальщицы снова закралось подозрение, что скальное море скрывает в своих глубинах отнюдь не каменные нагромождения, а кости. Тысячелетние кости древних чудовищ. Впрочем, Риорика не была бы той, кем она была, если бы ее могло остановить подобное открытие. В ней проснулся азарт исследователя. И значит, вперед…
Пробираясь между обломанными остроконечными верхушками, стараясь ступать осторожно и медленно, Риорика добралась до небольшой заводи, расположившейся в колодце из огромных (выше ее в несколько раз) скальных пиков. Воспрянув духом, девушка решила, что за следующей грядой наверняка обнаружит открытое море – чистое, свободное и прекрасное в своем многовековом величьи. А это – его предвестник и указатель, что ею все-таки был изббран верный путь. Главное, не останавливаться.
Цепляясь за какие-то желтоватые наросты и скрюченные шипы, Риорика взобралась на одну из импровизированных стен колодца, и ее взгляду открылся длинный, выгнутый хребет, топорщащийся колкими иглами. А по бокам зияли черные провалы, на дне которых валялись разномастные осколки вперемешку с серо-желтым песком. Сверзиться с такой высоты ей не улыбалось, поэтому девушка крепче вцепилась в ближайшие костяные колючки. Проведя уже некоторое время среди тайн скального моря, Риорика продолжала все больше убеждаться в органической природе окружающего пейзажа. И в этот момент ее накрыло!

***

Шумная толпа кружила хрупкую фигурку девушки, закутанной в несколько слоев тонкой газовой ткани темных оттенков (от сине-серой до фиолетово-черной) в своем сумасшедшем водовороте. Мелодично звякали надетые на ее запястья и лодыжки золотые браслеты с серебрянными колокольчиками. Стучали друг о друга нефритовые бусины в многослойном ожерелье на тонкой шее. Позванивал хрустальными подвесками широкий пояс из блестящей змеиной кожи. С разных сторон раздавались громкие выкрики, веселые смешки и надо всем этим медовой патокой растекалась страстная, тягучая мелодия.
Нааль прикрывала лицо платком, стремясь выбраться из людской толчеи. Изо всех сил работала локтями, прокладывая дорогу к вожделенной свободе. Пестрые ткани, сверкающие драгоценности, бликующие в свете зажженных факелов, фантасмагорические маски, скрывающие выражения малознакомых и абсолютно незнакомых лиц – все это мелькало в бешенном калейдоскопе, от которого у нее начиналась мигрень. Однако целеустремленность – второе имя Нааль, единственной наследницы наместника второго домена. И девушка с боем пробивалась к своей цели, как вдруг…
Он вынырнул из людского моря, словно рыба из воды. Черный костюм с широкими летящими рукавами и темно-синий плащ, переброшенный через левое плечо, маскировали сильную, но не слишком массивную мужскую фигуру. Нижнюю часть лица незнакомца укрывала шелковая белоснежная куфия, повязанная традиционным черным обручем игаль, сплетеннным из верблюжьей шерсти. Он застыл в церемониальном придворном поклоне перед оторопевшей от неожиданности Нааль и, не дав ей опомнится, склонился к правому локтю, прикусывая крепкими белыми зубами кожу сквозь тонкий газ ее одежд.
Время замерло! А затем понеслось вскачь. Толпа всколыхнулась, над ней пронесся слаженный вздох: «Обряд выбора состоялся!» Нааль испуганно вскрикнула, отдергивая руку и нервным жестом срывая головной убор со своего будущего мужа. Собравшиеся вновь дружно выдохнули «Граф… Не высший…» Глаза Нааль наполнились слезами, а губы задрожали. Девушка обвела беспомощным взглядом сжимающееся кольцо любопытствующих и осела на руки своего избранника, лишаясь чувств.

***

Риорика пришла в себя рывком. Пальцы девушки, цеплявшиеся за неудобные выросты на костяном гребне, почти разжались, и если бы не чьи-то сильные руки, бережно поддержавшие ее за талию, она непременно рухнула бы вниз, разбившись насмерть.
- Милая, ты рискуешь. Не стоило уходить одной, даже никого не предупредив.
Алех… Кто бы сомневался. Он пошел за ней и настиг как всегда в самый подходящий момент, чтобы уберечь от очередного самоубийственного исхода.
- Отвали со своими нравоучениями. – Вяло отозвалась Риорика, подтягиваясь на руках и с помощью парня, подтолкнувшего ее снизу, усаживаясь верхом между предположительно чьими-то гигантскими позвонками. Сидеть было жестко, в изнеженную филейную часть впивались неровности окаменелой поверхности. Однако девушку, казалось, это ничуть не смущало.
- А как насчет спасибо?
Алех без труда взлетел следом и разместился позади, крепко притиснув ее к своей мускулистой груди. Риорика не сопротивлялась. Откинув голову на плечо одному из своих официальных женихов, она взялась анализировать воспоминание о Нааль.
Оно было странным. Нет, обряд выбора в этом году предстояло пройти им всем – трем дочерям наместников трех доменов. И только одна из них должна была в последствии занять трон объединенного королевства. Так решили их отцы, доверившиеся случаю и воле богов.
Разъединенным доменам становилось все сложнее выстоять в жесткой конкуренции, их вес на политической арене мира стремительно падал. И тогда трое наместников поклялись, что если богам будет угодно подарить им дочерей, то они позволят каждой из них пройти обряд выбора, на исход которого не станут влиять никаким из доступных средств. Та, чей избранник окажется высшим, займет трон объединенного королевства. При этом родителей ничуть не смущал тот факт, что высшие могут достаться в результате обряда всем трем, только двум или ни одной. Считалось, что если боги будут благосклонны, все пройдет гладко.
Кстати, оборот насчет «будет угодно подарить дочерей» звучал несколько наивно в свете сложившейся традиции. Дочери могли не родиться у наместников только в одном случае – если бы кто-то из них погиб, так и не женившись, либо принципиально отказался от брака. Девочки у наместников рождались обязательно. И всегда – первенцами. Вслед за ними могли появиться на свет и сыновья, и другие дочери, но наследница непременно была женского пола – так издревле повелось, и система еще не знала сбоя.
И вот, пожалуйста… Избранник Нааль – не из высших. Причем, он даже не относился к официальным ее женихам, собиравшимся претендовать на руку и сердце знойной красавицы из второго домена. Что в свете этого ждет саму Риорику? И не является ли тайным замыслом людей или высших сил (тут девушка затруднялась с причастностью) тот факт, что ее компания во время ежегодного отдыха оказалась на отшибе? Рядом с ней сейчас лишь узкий круг,в котором присутствуют трое из четверых претендентов и практически никого лишнего.
Обряд выбора всегда происходит внезапно. Как узнают мужчины домена о том, что пришло время обозначить свою позицию в отношении будущей супруги наместника, Риорика не знала. Доподлинно известно было другое – в назначенный час каждый совершеннолетний мужчина домена (совершеннолетними мужчины в первом домене считались с 20 лет) мог наградить знаком принадлежности наследницу и стать новым наместником домена. Как только обряд соединения судеб между наследницей и избравшим ее мужчиной заключался под сводами храма, прежний наместник снимал с себя полномочия и добровольно передавал власть своему зятю.
Проигравшей стороной в этой нелепой ситуации всегда оставались старшие дочери наместников. Хорошо, если родители заранее успевали подстраховаться и в год выбора прятали девушку ото всех, кроме двух-трех официальных женихов. Тогда с большой долей вероятности на трон всходили аристократы, подготовленные к ведению дел и специальным образом обученные. Более того, нередко симпатичные самой наследнице. А часто и вовсе являющиеся ее постоянными возлюбленными. Но вот так, как в этом году… Девочки были явно не готовы. И Нааль наглядное тому подтверждение. Риорике показалось, что она даже не знала того дерзкого графа, который теперь должен стать ее мужем. Это ей еще повезло, что попался вообще дворянин, а не какой-нибудь крестьянин или случайный разбойник.
Увлекшись своими мыслями, Риорика полностью отключилась от реальности и выпустила из виду, что Алех отнюдь не собирался бездействовать. Его загорелые руки с длинными музыкальными пальцами принялись бесстыдно путешествовать по полуобнаженному телу, исследуя каждый сантиметр бархатистой кожи.
- Отставить разврат! – Гаркнула Риорика, резко передергивая плечами и высвобождаясь из чересчур крепких объятий. – Возвращайся в лагерь. Я скоро приду. Между прочим, это по твоей вине у меня до сих пор не вышло искупаться. Если бы ты собирался быстрее, мы бы успели занять более удачное местечко на общественном пляже. Так что не смей мне перечить!
Когда Риорика «включала» наследницу, ослушаться ее было очень трудно. Вот и Алех не смог устоять перед приказным тоном будущей правительницы. К тому же, видимо, испытывал толику вины за то, что небезразличная ему девушка лишилась любимого развлечения. Поджав губы и смиренно кивнув, Алех поднялся и бесшумно спрыгнул вниз. Ему – тренированному воину – такая высота не казалась запредельной.
- Увидимся в лагере. Приятной прогулки.
И он скрылся в густых переплетениях костяных шипов и торчащих вверх скальных копий. Ни слова протеста, ни попытки задержаться или признать неправоту невесты. В этом весь Алех – он сам принимает решения, воплощает их в жизнь и следует каким-то неведомым, но совершенно незыблемым принципам.
Риорика пожала плечами и принялась карабкаться вглубь костяного хребта. Чем дальше она продвигалась, тем больше убеждалась в том, что это спрессованные, искореженные и перепутанные между собой скелеты некогда живых существ просто-таки колоссальных размеров. Отростки толщиной в туловище человека, а иногда и в несколько обхватов изгибались под немыслимыми углами. Щетинились игольчатыми краями во все стороны. На сломе особенно хорошо была заметна желтизна, несвойственная камню. Какая-то могучая сила перекрутила их, исковеркала, заплела в дикие узлы и петли. Девушке даже было страшно подумать о том, какой же нечеловеческой мощью нужно было обладать, чтобы сотворить подобное. Кто были эти существа, владеющие столь жутким даром уничтожения? Быть может, это отголоски божественных войн… Или остатки прошлых цивилизаций? Риорике захотелось во что бы то ни стало узнать правду о скальном море.
Девушка перевоплотилась в естествоиспытателя и рьяно принялась исследовать свойства неведомого материала, пытаясь подтвердить или опровергнуть собственную бредовую теорию. Она Перепробовала разные способы – старалась раскрошить наиболее хрупкие шпилеобразные наконечники. Сломать об колено, прислушиваясь к противному сухому хрусту, сопровождавшему это действо. Стучала одну условную костяшку об другую. Соскабливала ногтем верхний слой. Единственное, пожалуй, на что Риорика так и не решилась – попробовать эту гадость на зуб. От одной мысли о том, что таким образом можно что-то установить, ее начинало подташнивать. Вцелом, подобное занятие казалось наследнице чем-то сродни копания на кладбище. Да, старом, забытом и нестрашном, но все же… Естественная брезгливость, несмотря ни на что, пересиливала азарт экспериментатора и жажду совершить великое научное открытие. К слову, только теперь ей пришло в голову озадачиться вопросом «Почему никто никогда не исследовал скальное море и не задавался проблемой возникновения в нем этих хребтов?» Мысленно одарив себя увесистой затрещиной, девушка решила в обязательном порядке по возвращению домой перерыть библиотеку и поставить всех на уши в столичной академии естественно-магических наук, чтобы выяснить секреты загадочного места.
Впрочем, отвешенная оплеуха, хоть и не была материальна, подействовала как-то не совсем так. Мыслительную деятельность-то она стимулировала и направила в нужное русло, однако побочный эффект не заставил себя ждать. Риорику снова выбросило в небытие…

***

Ингисса вышла в ночь. За ее спиной тихонько брякнул колокольчик на дверях в затрапезного вида лавку. В запыленной витрине, освещенной тусклым лучом масляного фонаря, были выставлены какие-то странные предметы – тяжелые витые подсвечники, выщербленные тарелки, смазанные картины с потекшими красками, почерневшие от времени статуэтки и прочий антикварный хлам. Дочь наместника третьего домена довольно улыбалась, оправляя широкий плащ и пряча золотистые кудри под капюшон.
В темном переулке ее ждала карета. Пышные юбки дорогого парчового платья зашептались-зашелестели, когда она шагнула на первую ступеньку грязного крыльца. Сладкий шлейф пряных духов с нотками корицы, ванили, иланг-иланга и цветов мандаринового дерева разлился в прохладном воздухе.
Девушка достала из бархатного редикюля замшевую маску, которую отточенным движением надела на лицо, скрывая приметные черты. Поверх лайковой перчатки блеснуло кольцо белого золота с цельным рубином. Дробно простучали каблучки по каменной мостовой. Беззвучно вынырнул из-за кареты вышколеный лакей, согнувшийся в низком поклоне, предлагая госпоже воспользоваться его спиной, чтобы опереться и взлететь на угодливо опущенную подножку неприметной кареты без герба на дверцах.
Едва первая наследница третьего домена скрылась в отделанных винным бархатом недрах экипажа, дверца захлопнулась. Свистнул кнут, взвившийся над спинами четверки каурых скакунов с длинными черными гривами. Застучали колеса, пересчитывая булыжники на дороге.
Ингисса сняла капюшон, и роскошные локоны цвета расплавленного золота рассыпались по плечам. Она любовно прикоснулась рукой к редикюлю, прицепленному к поясу. Погладила его мягкие бока и сладко улыбнулась. Как вдруг к тень на сиденье напротив шевельнулась и ожила. Дочь наместника хотела было вскрикнуть, но рука, затянутая в кожанную перчатку, закрыла ей рот. Мрачная фигура, облаченная в черную одежду, не стесняющую движений, склонилась к ее правому локтю, и девушка даже сквозь ткань плаща и расшитый золотом рукав модного платья почувствовала острые зубы на своей коже.
Карета остановилась. Дверца распахнулась. В салон заглянули кучер, лакей, какие-то люди, оказавшиеся на улице и ощутившие свершившийся обряд выбора. И все это произошло мгновенно. Ингисса едва успела зашипеть разъяренной кошкой и со всего маху дать обжигающую пощечину своему избраннику. Но тот не издал ни звука, только блеснули в насмешливом оскале крупные белые зубы.
Продолжая яриться, Ингисса дернула плащ, которым незнакомец напротив прикрывал лицо. Впрочем, это ничего не дало. На человеке, посмевшем ее присвоить, оказалась еще и маска. Рванув ее со всей силы, Ингисса уставилась в смеющиеся карие глаза магистра воровской гильдии – одной из самых влиятельных в третьем домене.
- Будь ты проклят! – Прошептала она и отвернулась.
«Обряд выбора состоялся… Избранник наследницы мне высший…» - пронеслось настороженным шепотком среди слуг дочери наместника и случайных свидетелей.

***

Риорика охнула, возвращаясь в сознание посреди скального лабиринта, полного загадок и тайн. На этот раз ее жизни ничего не угрожало. Единственная оставшаяся свободной наследница первого домена сидела на желто-сером песке в одном из многочисленных колодцев с высоченными костяными стенами и бездумно теребила в пальцах острый обломок. Очередной эпизод (на этот раз с Ингиссой) опять заставил ее серьезно задуматься.
Риорика знала, что Ингисса подвела основательную базу под обряд выбора, невзирая на строгий запрет отца. У нее было несколько любовников, которых она нарочно приблизила к себе. Это были аристократы высшего эшелона – матерые, уверенные в себе и готовые принять под свою ответственность управление доменом. При этом девушка никого из них не любила. Ее тайной страстью была археология и юный сын антиквара – владельца той самой лавки, из которой наследница третьего домена вышла в начале видения.
К слову, о видениях. Тут Риорика вынуждена была признать, что в первый раз появление Алеха заставило ее растерять остроту ума и наблюдательность. Назвать подобные погружения в картины чужой жизни нормой для обряда выбора было нельзя. Откуда они взялись? Виной ли тому клятва их отцов, проливших кровь на алтарь в храме всех богов… Или это проделки скального моря? Как понять, испытывали ли нечто подобное Нааль и Ингисса?
И тут, словно ответ на возникший в мозгу вопрос, кисть левой руки нестерпимо зачесалась. По ней забегали тысячи крошечных мурашек, вызывая щекотку. Риорика нахмурилась: кто бы мог потревожить ее во время отдыха по персональному коммуникатору, координаты которого были у очень ограниченного круга посвященных? Одно из трех: либо кто-то из официальных женихов, либо подружки-соперницы, либо отец.
Принимать вызов прямо на коже Риорика терпеть не могла. Предпочитала спроецировать на подходящую поверхность. Но где взять подходящую поверхность посреди многотонной громады тысячелетних скелетов? И в этот момент в душе наследницы первого домена вновь зашевелилась потребность в удовлетворении любопытства. Женское любопытство – вообще один из самых уязвимых органов, а уж если его можно удовлетворить без особых усилий… Страшная вещь! И Риорика смело переадресовала изображение экрана коммуникатора на ближайшую костяную пластину. Судя по форме, к которой она успела присмотреться, это некогда было чьим-то монументальным ребром. Во всяком случае, ширина гладкой пластины составляла не меньше полуметра.
Взглянув на имя звонящего, она убедилась в правильности сделанных выводов. Ее внимания активно домогался Южэз – второй претендент на внутренности наследницы первого домена. Отказав в передаче изображения и голоса, она приняла только текстовый вызов.
Юж: Ты где?
Ри: Не твое дело.
Юж: Вириша волнуется.
Ри: Скажи, что со мной все в порядке.
Юж: Этого мало. Где ты?
Ри: Вернусь – расскажу. Я рядом.
Юж: Возвращайся скорей, мне тревожно.
Ри: Ладно, я учту. Всем привет.
И девушка сбросила разговор, от которого на душе остался неприятный осадок. Южез был одним из женихов, облагодетельствованных богами. Он имел дар предвидения. Слабый – не такой, как у жрецов, недостаточный для того, чтобы занять место среди них, но все же… К его словам стоило прислушаться. Да и Вириша (кузина Риорики) не из тех, кто будет паниковать попусту. Несмотря на юный возраст, это девочка потрясающей рассудительности. Ходячая логическая лаборатория, как в шутку ее называет Алех. Если она начала беспокоиться, этому есть твердое логическое обоснование, которого сама Риорика не видит. И это плохо. Очень плохо! Тем более, что забралась наследница слишком глубоко в лабиринт. Обратную-то дорогу найти не составит труда, вот только на это может понадобиться время.
«Любопытно, а что случится, если обряд выбора начнется тогда, когда наследница будет находится в недосягаемости для женихов?» - Пришла в голову Риорике замечательная мысль. «Скальное море нельзя назвать людным местечком… Да и до нашей компании далековато…» - Продолжила она рассуждать, начиная испытывать панику. «Такого еще ни разу не было. Сколько длится время, отведенное богами на совершение обряда? Всегда это происходило почти мгновенно, т.к. наследницу каждый день окружает масса разных людей – от слуг и случайных знакомых до официальных женихов и придворных. А если процесс затянется? Я вообще не стану женой по традициям своего народа? Или к слишком свободолюбивой невесте будут применены какие-то санкции?» - Девушке было интересно получить ответы на все эти вопросы, но только не ценой собственного счастья и здоровья. Вот если бы в подопытных оказалась Ингисса или Нааль, она бы с удовольствием провела серию экспериментов и понаблюдала за результатами.
И да – надо бы еще разочек вернуться к обряду выбора Ингиссы, чтобы хорошенько все обдумать. Третий домен всегда славился своими опасными гильдиями – воровской, палаческой, магической, наемнической и, конечно, гильдией убийц. При этом самой влиятельной была именно воровская гильдия, магистр которой достался бедной Ингиссе в мужья. Не самая приятная политическая ситуация. Королеве объединенных доменов придется несладко. Вряд ли сильный, состоявшийся мужчина, искушенный в ведении поддковерных интриг, пожелает подчиниться какой-то соплюшке, пусть и ставшей женой высшего. Кстати, стоит также узнать, кто такой граф, назвавший своей малышку Нааль? И, может быть, этим стоит заняться прямо сейчас. Возможно, именно в этом причина беспокойства Вириши – она предчувствует неприятности для любимой кузины.
Риорика мягко погладила чуть обозначившийся графической рамкой экран коммуникатора, проявленный на костяной пластине. Тот неожиданно покрылся чуть жестковатыми на вид и на ощупь ворсинками, льнущими к пальцам. «Хм, ты бы еще замурлыкал!» - Немного испугавшись, пробормотала наследница первого домена, тем не менее не отнимая руки и продолжая методично поглаживать квадратик 30 на 20 сантиметров.
Но Риорика не успела воплотить свои планы. Из-за ближайшего нагромождения вынырнула долговязая фигура Сташа –третьего официального жениха. Сташ был неказист, худ, рассеян и умен, как сотня академиков естественно-магической академии наук, расположенной в столице.
- Сташ? Ты как сюда попал? – Подозрительно спросила Риорика.
- Вириша послала. – Немногословно ответил он, поправляя очки в роговой оправе, являющиеся самой выдающейся частью лица парня. – Сказала, где тебя искать. Но я подороге немного увлекся исследованием природы этих образований. И вот только сейчас до тебя добрался. Пойдем, нас ждут в лагере.
- Я приду. Иди вперед. Тебе не стоит здесь находиться. – Резче, чем Сташ этого заслуживал, сказала Риорика.
Она нервничала. Если сейчас начнется обряд выбора, то парень-заучка окажется единственным претендентом на ее потроха. И это – настоящая катастрофа. Одно дело принимать ухаживания того, кого даже маститые ученые признают гениальным, другое – выходить за него замуж просто потому, что никого более подходящего рядом не оказалось. В обычном своем состоянии Сташ особо и не претендовал на дочь наместника. Так, числился для галочки. Но во время обряда мужчина почти не осознает себя. Им руководит мощный инстинкт, а значит даже меланхоличный и медлительный Сташ будет стремиться поставить свою метку на локте наследницы. И что потом делать? С таким мужем, погруженным в себя и науку, она много не направит. Да еще и в сложившейся непонятной ситуации с двумя другими доменами. Кто их теперь возглавит? Захотят ли они соблюдать клятву?
- Ладно, как пожелаешь. – Равнодушно пожал Сташ плечами и скрылся в переплетении скального лабиринта. Вот он был, и вдруг его не стало. Риорика даже ущипнула себя за запястье – не приснилось ли ей явление жениха? Не было ли это наваждением?
«Плохие шутки ты шутишь, скальное море….» - Задумчиво проговорила девушка, касаясь подушечкой указательного пальца появившейся в правом углу экрана строки поиска и намереваясь ввести запрос, в котором будет фигурировать второй домен и состоявшийся обряд выбора. И опять она опоздала.
Внезапно навалился давящий на уши шум, грохот… Белесое небо над головой разом потемнело. Где-то совсем рядом послышался смех, напряженный голос Вириши, зовущий ее по имени… Накатила волна музыки, облила оглушительным звуком и пропала. Первые капли упали на лицо, соскользнули вниз по щекам. Риорика машинально облизала губы и почувствовала на языке соленый привкус. «Какой странный дождь… Соленый…» - Начала было рассуждать сама с собой наследница первого домена, но в этот момент сверху обрушилась глянцево поблескивающая стена воды. Окунула, завертела, увлекла за собой.
От страха Риорика даже не смогла закричать. Тело мгновенно сделалось невесомым, его вознесло над острыми пиками костяных хребтов и с нечеловеческой силой бросило вниз. Девушка с ужасом зажмурилась, представляя, как ее нанижет на торчащие из воды верхушки пик. Сердце замерло, дыхание сперло. Ни вдохнуть, ни выдохнуть! Озноб сковал по рукам и ногам, заморозил все мысли, кроме одной «Сейчас я умру… Сейчас… Я… Умру…» Однако ожидаемого удара не последовало.

***

Риорика медленно открыла глаза и огляделась. На удивление, самочувствие было сносным. Ничего не болело, не тянуло и не ныло. Разве что поджилки еще тряслись, а на ресницах продолжали набухать большие, прозрачные капли непрошенных слез. Свое положение тела девушка определила как горизонтальное и нахмурилась: ощущение было такое, что она не лежит ни на чем твердом. Сфокусировав взгляд, наследница первого ддомена установила свое местонахождение. Ее держал на руках Эннис – четвертый и самый загадочный из ее женихов. Кстати, единственный, кто не поехал с ними на скальное море отдыхать. Его темно-карие глаза смотрели пристально и чуть насмешливо. Недоумения или озадаченности в них не читалось.
Эннис – единственый, кто самостоятельно буквально навязался в женихи к дочери наместника. Если Южеза, Сташа и Алеха Риорика приблизила сама, руководствуясь принципом – от каждого сословия по одному (Алех – воин, Южез – маг, Сташ – ученый), то Эннис не вписывался в эту стройную систему. Кем он был девушка не знала. Все ее попытки получить ответы на мучающие ее вопросы заканчивались полным провалом. Нахальный Эннис насмешливо ухмылялся и присылал Алеха вытащить Риорику из очередной передряги. При этом сам он всегда оставался в тени. Знаки внимания оказывал легко и непринужденно. Так, будто это обязанность, которую он готов выполнять честно и добросовестно, но без особого рвения. Что стало тому виной – возраст или отсутствие интереса к Риорике, как к женщине – девушка не знала. Логично было предположить первое, ведь в списке женихов Эннис все-таки оказался.
Этот мужчина умудрился выделиться буквально всем – отсутствием информации о роде своей деятельности, зрелыми годами, излишней независимостью и, конечно, внешностью. Высокий, широкоплечий, вмеру подтянутый и спортивный (без чрезмерно рельефной мускулатуры). Роскошная грива темных волос, большие карие глаза с золотистыми крапинками. Длинные ресницы, красивые губы, прямой нос. Хищные движения, изысканные одежды, остроумные шутки. Словом, от него женщины сходили с ума при первом же взгляде. А Риорику бесило его снисходительное к ней отношение. Он словно покровительствовал девчонке-малолетке. Вальяжно так, свысока.
И вот, пожалуйста, какой-то выверт судьбы и магии забросил ее прямиком в лапы этого «с-с-сударя». Причем, в канун обряда выбора. Риорика мысленно собралась и приготовилась отражать шпильки, которые Эннис не преминет воткнуть ей в самые уязвимые места. Так было всегда. И почему этот случай должен стать исключением?
- Боиш-ш-шься? – Театральным шепотом поинтересовался Эннис, склоняясь к лицу дочери наместника первого домена.
- Хомячки вроде бы никогда не относились к монстрам. – Парировала девушка, пытаясь высвободится из непозволительно крепких объятий четвертого официального жениха.
- Не дергайся. Или ты хочешь, чтобы эта толпа растерзала тебя на клочки, намереваясь дорваться до власти? – Пропустив язвительный ответ наследницы мимо ушей, заметил мужчина.
Тут до Риорики наконец дошло, что вокруг царит жуткий гвалт. Кто-то кричит, ругается, сыплет проклятиями и угрозами. Она, сделав усилие, отвела глаза от лица собеседника и осмотрела окружающее пространство слегка затуманенным взглядом. Чем дальше продолжался осмотр диспозиции, тем больше она приходила в ужас и все крепче прижималась к груди единственного, похоже, адекватного здесь человека. В тронном зале дворца наместника первого домена царил сущий ад. Людское море кипело, волновалось, тянулось куда-то в одну точку, словно притягиваемое мощным магнитом. С содроганием Риорика поняла, что центром этой воронки является она сама и держащий ее на руках четвертый официальный жених.
- Обряд выбора… Но как же… - Прошептала девушка, опуская ресницы и сжимаясь в комочек от страха. Хотя и понимала – это ее не спасет.
- Все просто, ты еще не догадалась? – Ехидно заметил Эннис, которого, казалось, ничуть не волновало все происходившее.
- О чем я могу догадаться! О чем! – Взвизгнула Риорика, нанося короткие, жалящие удары острым кулачком по плечам невозмутимого спасителя.
- Успокойся. Ты в безопасности. Хотя бы это ты могла бы понять? – Не меняя позы и даже не поморщившись, откликнулся мужчина.
Риорика замерла на половине движения с нелепо занесенной рукой. Пока она приходила в себя и вела беседы с Эннисом, ее уже тысячу раз должны были пометить. Почему же до сих пор толпа беснуется где-то неподалеку, но так и не смогла прорваться к ним? Пристально вглядевшись в ярящихся мужчин, девушка заметила то, чего не видела раньше – чуть светящийся голубоватый купол диаметром 2-2,5 метра, окружавший их пару непроницаемой стеной.
- Ты – маг? – Дрогнувшим голосом поинтересовалась Риорика.
- Нет. – Издевательски коротко отозвался Эннис и хохотнул, видя растущее возмущение девушки. – Подумай сама, разве маги могут сопротивляться зову обряда?
- Не могут. – Нахмурилась Риорика и закусила губу.
- А кто может? – Подтолкнул мыслительную деятельность невесты в нужном ему направлении жених.
- Наследница, члены ее семьи… Но у моего отца нет бастардов! А ты мне не брат! – Гневно заявила девушка.
- Плохо. Думай еще…
- Не знаю! Не знаю! Не зна-ю!
- А если прекратить истерику и все-таки включить мозг? Для чего он тебе дан – не для красоты ведь. Все равно его под твоей очаровательной черепушкой не видно.
- Дурак! – Чуть не плача толи от злости, толи от непонимания ситуации выкрикнула Риорика. – Дурак в превосходной степени! Так трудно ответить, да? Сложно просто сказать?!
- Я хочу быть уверен, что в жены мне достанется не совсем идиотка. – Спокойно парировал Эннис. – Ну-ка, напрягись, малышка… Не наследница, - тутт его тон сделался ироничным, - не твой неучтенный брат, не маг, не воин, не отец или родственник наконец. Все придворные в ауте, крестьяне, гильдийщики, мастеровые – все сейчас штурмуют дворец. А мы с тобой просто беседуем…
- Высший… - Побелевшими губами едва вытолкнула из себя Риорика.
- Умница. – Удовлетворенно кивнул мужчина, склоняясь к ее локтю и чувственно прикусывая нежную кожу на самом сгибе.