Посвящение Ане Мухиной

"Муха, муха, цокотуха!
Позолоченное брюхо.
Муха в интернет вошла,
И поклонников нашла".

Истинная правда.
* *
Муха... Какое же это всё-таки назойливое, зловредное насекомое?.. И надо же было создателю заселить ими эту планету?! Не выношу мух и комаров. Ос и пчёл тоже не люблю. Не потому, что они кусаются. Они противно, как бормашина, жужжат. Шмелей, впрочем, то же терпеть не могу. Правда, с ними я встречаюсь много реже, а потому более снисходителен к ним. Но вот мухи!.. Боже! Стоит лишь одной появиться где-то на горизонте, как тут же пропадает всякое настроение. Мало того, что эта гнусность норовит пристроиться где-то на мне, она с превеликим удовольствием усаживается на мониторе и начинает выделывать такие штуки!
К примеру, недавно... На улице зима. Мороз, градусов пять, шесть. И вдруг, что вы думаете?! Вот именно! по подоконнику ползёт сонная, толстая, вялая муха. Бррр-ррр!.. Какая гадость!.. И главное, ползла бы себе по своим делам, так нет же! Кое-как перелетает на мой стол и ползёт на монитор!.. Во дрянь!.. Этого мне только и не хватает до полного счастья рассматривать её жирное брюхо, подсвеченное монитором. Я не скажу, что очень брезглив, в меру, так сказать, но вот не могу я без содрогания смотреть на эти создания. От одной мысли, что эта мерзопакасть сейчас взлетит и сядет мне на руку или ещё куда, меня в дрожь бросает. А она сначала исчезает где-то под стойкой монитора, потом вдруг обнаруживается в левом нижнем углу экрана. Я на миг закрываю глаза, пытаясь придумать, чем бы садануть эту нахалку. И чего это ей не спится? Какого лешего вскочила в такую рань? До лета ой как далеко, а она, зараза, ползёт.
Я открываю глаза. Мухи нет. Зато на мониторе, свесив кукольные ножки, сидит малюсенькая такая девочка. Я от изумления захлопал ресницами, как девка на выданье. Ничего себе засиделся!.. Уже галюники начинаются. Но кукла не исчезла. Пока я на неё так таращился, она пошевелилась, сменив позу, закинула ногу на ногу. Крошечная юбчонка задралась, но не настолько, чтобы можно было обвинить в бесстыдстве. Хотя, честно говоря, мне лично вдруг стало интересно... А там всё так же по-настоящему?! Пошло, конечно, но что поделаешь?! Такой уж я уродился. Мне захотелось протянуть руку и потрогать её пальцем. Кукла, тем временем, поболтала ножкой, постучала каблучком по стеклу, и вдруг нырнула вниз, внутрь монитора!.. Я аж рот открыл от неожиданности. А кукла, высунувшись из-за стекла, показала мне свой розовенький язычок, сказала: «бебебе»,и пошла куда-то по панели управления.
Я с силой тряхнул башкой. В шее что-то треснуло. Я вновь посмотрел на монитор. В самом центре сидела гадкая муха и нагло лыбилась. Это уже было слишком. Я вскочил и бросился в ванну. Вода была такая холодная, что руки замёрзли мгновенно. Вытершись мягким полотенцем, я вернулся в своё любимое кресло перед компом. Пододвинул поближе мышку и взглянул на экран. Мухи не было. Зато по стеклу кругами носился громадных размеров паук. За ним, покрывая поверхность, тянулась липкая слизь паутины. "Вот, гад,- подумал я, - испоганит весь монитор!". Я отвернулся к тумбочке, открыл и пошарил. Между дисками торчала старая газета. Предвкушая удовольствие расправы, дёрнул её на себя. Дверца тумбочки отвалилась, со всей дури шмякнувшись мне на ногу. Сверху посыпались коробки с дисками. "Чтоб тебя!.."- Выругался я, и полез собирать разлетевшиеся по всей комнате болванки.
Вернув всё на прежнее место, вновь уселся за комп и вдруг вспомнил, что газету-то я не достал!.. Но экран светился ярко, даже слишком ярко, а вместо панели управления на меня смотрел какой-то субъект с обширной круглой лысиной и худым долговязым телом. Был на нём старый пиджак, синий в чёрную полосочку, а на длинном носу - очки в тяжёлой оправе, отчего и лицо его казалось тяжёлым, строгим и прямоугольным. Я озадаченно почесал в затылке, и ни с того, ни с сего вдруг брякнул:
- Ты кто?
изображение скривилось, как от зубной боли, и сказало:
- Чо, сам не видишь? Человек, конечно!
- Бред!- Вслух подумал я.
- Сам ты бред.- Обиделось изображение.
- Кажется я схожу сума.- Опять вслух подумал я.
- Гм.- Хмыкнул лысый.
- Тебе чего надо?- Решился спросить я.
- Мне?
- Ну не мне же?
- Да ничего. Бабки верни.- Вдруг заявил дед.
- Ты чо, дед, охренел? Какие бабки?
- Да те, что я на винтовку копил.
- Какую винтовку? Ничего не понимаю.
- Винтовку с оптическим прицелом.- Охотно пояснило изображение.
- А на фига тебе эта винтовка?
- Не твоё дело. Бабки гони.
- Слышь, дед, я тебя не знаю, и знать не хочу. И бабок я тебе никаких не должен.
- Ты уверен?- Оскалился лысый.
- Больше чем уверен.- Сказал я, раздумывая перезагрузиться или пока не стоит.
- Я те по рукам дам.- Как будто прочитав мои мысли, предупредил дед.
Я опять потёр глаза. Но, чёртов вымогатель не исчез. Даже наоборот, кажется, раздвоился. Я так усердно замотал башкой, что в мозгах аж помутилось.
За стеклом монитора торчал мужик в кожаной куртке, застёгнутый на все пуговицы, похожий на чемодан, из которого как будто по небрежности хозяев высовывалось лицо, плоское, как язык галстука.
- Ни хрена себе!- Изумился я.
- Чего ругаешься?- Спросил чемодан.
- Я? Ругаюсь?
- А то кто?
- А ты кто?
- А тебе какая разница?
- Во те раз! Повылезали на мой монитор и командуют.- Обиделся я.
- Ты, эта, газетку-то верни?
- Какую газетку?
- Что я уронил.
- А ты ронял газеты?
- А то нет?!
Это начинало раздражать. Я медленно встал и пошёл в ванну. Сунул голову под кран и включил воду на всю катушку. Ледяная струя обожгла. Но я всё равно немножко постоял, потерпел. Потом достал жёсткое полотенце и вытерся насухо.
Человек на экране преображался. Уши неведомо как съежились и прижались к голове. Чёлка поднялась и обнажила низкий лоб со сходящимися под углом к переносице тонкими бровями. Глаза стали похожи на мелкие чёрные бусинки и спрятались в глубокие тёмные ямы под выступающими надбровьями. Нос разросся до размеров небольшого баклажана. С монитора на меня смотрела уголовная личность с, несомненно, тёмным прошлым.
- Ну, чо, мужик, башлять будешь?- Поинтересовалась личность, смачно сплёвывая куда-то вниз себе под ноги.
- О, господи!- Закатил я глаза. - Какого чёрта вам всем от меня надо?!
- Кому это всем?- снова поинтересовалась личность.
- Да ты уже третий, кто с меня что-то требует.- Пояснил я.
- А кто ещё?
- Да чёрт вас знает, кто вы такие, и чего вам надо.
- Ты фильтруй базар, чучело.
- Сам чучело.- Огрызнулся я.
- Ну, ну! Значит, знаешь на кого батон крошишь?
- ДА пошёл ты со своей феней.
Изображение на экране вдруг дёрнулось, перекосилось... Напротив маячил шкет с короткой чёрной шёрсткой на макушке.
- Дядя, вы мой мячик не видали?
- Чего?!- У меня глаза на лоб вылезли.
- Чего, чего...- Пробурчал пацан и двинулся куда-то за рамку монитора. Я облегчённо вздохнул и прикрыл на миг глаза. Лучше бы мне этого не делать.
Передо мной маячил одинокий рыцарь. Он был непривлекателен – если вы имеете в виду привлекательность пня для истинного художника. Он был нищ, и его доспехи знавали лучшие времена. И ему была совсем не к лицу нахлобученная на затылок мятая кепка.
- А тебе даму сердца подавай?- Опередил я его.
- Нет.- Обиделся рыцарь. - Она ушла сама.
- Куда?- На всякий случай поинтересовался я.
- Жарить картошку.- Совсем опечалился рыцарь.
- Какую картошку:- Не понял я.
- Обыкновенную. Синеглазку.
- А зачем?
- Он хотел жареной картошки.
- Кто он? Ты, что ли?
- Нет. Я же говорю, он.
- Он - это тот, с кем она ушла?
- Совершенно верно. Ушла жарить картошку с рыжим псом.
- Бред.- Фыркнул я. - Не романтично.
- Верно. У неё с романтикой нелюбовь.- Сообщил он.
- Так чего ты грустишь? Найди себе другую, более достойную.- Неосторожно посоветовал я.
Рыцарь вздрогнул, встряхнулся, сжался пружиной и взлетел рыжей обезьяной на высокую пальму.
- Что, съел?- Осведомилась обезьяна, глядя на меня сверху вниз.
- Ого!
- Не люблю людей.- Заявила обезьяна, срывая кожуру с невесть откуда взявшегося банана.
- Ты аккуратнее, намусоришь же.- Вскрикнул я.
- Ничего, не маленький. Уберёшь.- Довольно ухмыляясь, констатировала обезьяна.
- Ну ты наглая животина! Я тебе сейчас...- Возмутился, было, я, но на ветке вместо обезьяны сидел здоровенный попугай.
- Тьфу ты, чёрт.- Выругался я.
- Не гневи бога, не поминай нечистого всуе.- Раздался голос откуда-то снизу.
Я заглянул под пальму. Там стоял инквизитор. Лицо его было скрыто под маской-капюшёном.
- А вам-то чего от меня надо?- Осторожно поинтересовался я.
- Люди делятся на две категории: на тех, кто мне нужен, и на тех, кому я нужен. В данном случае ты мне ни к чему. Значит, это я тебе нужен. Говори?
- А чего говорить-то?- Опешил я.
- Зачем звал?
- Я?! Вас?!
- Профессор, честное слово, я точно знаю, что Америку открыл Лаперуз.- Дрожащим голосом сообщил студент.
- Господи! Какой Лаперуз? Вы о чём?
Передо мной сидел, вернее, висел на карнизе вниз головой тощий студент в линялой курточке. Из его обширной шевелюры сыпались на пол осколки стекла.
- Француз.- Быстро отозвался студент.
- Разве Лаперуз был Французом?- Не поверил я.
- А как же? Француз Испанского происхождения.- Уточнил тот.
- Что за чушь? Какое ещё там Испанское происхождение?
- Знаешь что? Это была совсем другая история. Потому что Пушка сломалась и заржавела. А я передумала и не пошла на войну. Чего я там забыла?- Высоким баритоном заржала лошадь.
Я ошалело уставился на неё.
- А вы откуда? Извините?- Вежливо поинтересовался я.
- Я же сказала, это была другая история.
- А какая история была с вами?
- Какая, какая...- Недовольно промычала лошадь и вдруг посинела.
Кляча исчезла. Из тьмы высунулся огромный волосатый удав и швырнул белое бревно. Испуская неприятный терпкий дымок, оно упало рядом с мутной лужей и зашипело.
- Эй, мужичок! Подгребай сюда, чё скажу… - Из сумрачного паутинного угла мне делал энергичные знаки восьмирукий бородач бомжеватого вида. – Ну что, орёл, боишься? Знаешь, что ли, меня?
- Не, не знаю.- Честно признался я.
- А тогда чего отзываешься?
- Ну, блин, обнаглели!- Возмутился я.
- Ты как с дамами разговариваешь?
На меня смотрела тётка в толстых роговых очках.
- Вы учительница?- Робко поинтересовался я.
- Разве это имеет значение?- Её выщипанные брови взметнулись вверх.
- Простите, если я чего-то не так сказал.- Смутился я.
- Разве это главное?- Спросила она, глядя на меня в упор своим сверлящим взглядом.
- Простите, не понимаю.- Ещё больше стушевался я.
- Где мой муж?
- Во имя отца и сына!..- Взвыл я.
- Ты чего?- Приятный девичий голосок на мгновенье привёл меня в чувство.
- Я! Я, ничего.- Сказал я, оглядываясь.
Рядом стояла девушка, не скажу, что красавица, но очень симпотная.
- Тогда чего святых поминаешь?- Спросила она, легонько касаясь моих волос.
- Я? Святых?! Когда?!
- Да только что?
- Не помню.- Искренне признался я.
- Мексиканская амнезия.- Констатировала девушка, горестно качая головой.
- Послушай,- обратился я к ней, - ты мне снишься?
- Ты мне не снишься. Кто ж тут виновен?- Пропела девушка.
- Если ошибку звали любовью?- Вопросительно продолжил я.
- Но ты же не любишь мух?- Спросила муха, глядя на меня с экрана.
Я поднял руку и впервые в жизни перекрестился. Муха хмыкнула, повертела своими лапками, как будто пряла, и, взлетев, направилась к виднеющимся вдали золотым куполам сказочного города.

Одесса, 10 февраля 2007 г.