Тринадцатое

Понедельник, как известно, день тяжёлый. Правда, радует, что тринадцатое. Это всегда было её любимым числом. Самыми удачными, не взирая на все суеверия, конечно, были пятницы тринадцатого. Но и понедельники, выпадавшие на чёртову дюжину, обычно, преподносили несколько приятных сюрпризов. "Интересно, что произойдёт сегодня?" - размышляла она, лениво потягиваясь в постели. Вопрос не был ни праздным, ни случайным. Так уж повелось, что именно на тринадцатые дни обязательно приходились какие-то неожиданные события, как правило, оказывавшие немалое влияние на дальнейшую жизнь.
- Тео! - нехотя позвала она, с трудом оторвав голову от подушки.
- Чего тебе? - глухо отозвался он откуда-то из глубины необъятных габаритов квартиры.
- У тебя кофе в доме водится? - капризно протянула девушка, одним решительным движением сбрасывая с себя пушистое одеяло.
- Где-то на кухне. Пойди, свари, мне некогда. - ответил Теодор равнодушно.
- Злюка! - обиженно заявила она, борясь с молнией на джинсах, которые отыскались почему-то на подоконнике.
- Привереда! - не остался в долгу голос за кадром.
- Ну и ладно! - поставила точку в разговоре "привереда", слишком увлечённая своим занятием, выражавшемся в безуспешном поиске собственной блузки.
Блузка обнаружилась под подушкой. Но рассеянную хозяйку такое положение вещей нисколько не удивило. Ксюша давно привыкла к странному распределению предметов одежды в пределах комнаты, когда она оставалась ночевать у Теодора. "Дали, Калиостро, Байрон - три гения по цене одного!" - пожимала девушка плечами, даже не пытаясь объяснить данный феномен с точки зрения формальной логики.
Выпив подряд две чашки крепкого ароматного кофе и со вкусом выкурив сигарету, Ксюша засобиралась домой. Как всегда, после очередной бурно проведённой ночи у её приятеля наступил период активного вдохновения, и сейчас можно хоть молотком ему по голове стучать - он только поморщится и вежливо попросит делать это потише.
- Теочка, я поехала! - крикнула девушка из прихожей, намерено обозвав его этим уменьшительно-ругательным именем, которое Теодор в обычном своём состоянии на дух не переносил.
- Да, Касялочка, скатертью дорожка! - не остался он в долгу.
- у-у-у! А ещё притворяется, будто погрузился в пучины космического созерцания, Малевич недоделанный! - притворно разгневалась она, демонстративно хлопнув дверью.
Когда дверь с мягким щелчком закрылась, она прислонилась к ней спиной, почувствовав сквозь тонкую ткань шёлковой блузочки приятную прохладу, и от души рассмеялась. "Ах, какой же он, в сущности, ребёнок! Хоть и безумно талантливый".
Дорога домой показалась Ксюше очень короткой. На удивление, в городе совсем не было пробок, заторов, аварий и непредвиденных проверок ГАИ. Её крошечная "Mazda" с изящными обтекаемыми формами легко лавировала в редком потоке машин, умело попадая на "Зелёную волну".
Двадцать минут в пути пролетели незаметно, и вот она под льющуюся из динамиков автомагнитолы заводную мелодию "Восточных сказок" уже притормаживает возле знакомой парадной. "Ну, вот мы и дома!" - обрадовалась девушка, выскакивая из машины и быстрым упругим шагом направляясь к подъезду.
Лифт, по давней традиции, не работал. Ксюша махнула на него рукой и лихо двинулась на штурм Эфереста. Это только сказать просто: подняться пешком на шестнадцатый этаж. Сделать гораздо сложнее. Даже юной красавице в полном рассцвете сил и здоровья. Где-то между десятым и одиннадцатым этажом пришлось устроить "Повал" (так называла привал её старинная подружка, когда-то давно, ещё в далёком детстве, с тех пор словечко и прижилось).
Наконец, долгожданная цель была достигнута. Заветная дверь с мощной бронёй, жестяная табличка с номером квартиры и насмешливо торчащая кнопка звонка. Она всегда испытывала какие-то неопределённо-страстные чувства к этой белой пуговке, дерзко выделяющейся на матово-чёрном фоне... "Нажать, вдавить в стену и долго-долго держать, ощущая как она упруго сопротивляется напористому прикосновению пальцев!" - злорадно подумала Ксюша, выуживая из сумочки внушительную связку ключей, обвешаную брелоками, словно новогодняя ёлка игрушками.
Квартира встретила её целым букетом запахов: от тонкого аромата туалетной воды "Mericle", которой пользовалась младшая сестрёнка, до оглушающего амбрэ, исходящего от жарящихся на сковородке котлет, маринованого лука с уксусом (миска с этим добром возвышалась на почётном месте посреди обеденного стола) и отголосков полироли "Морская свежесть", использовавшейся по назначению где-то дальше по коридору - в гостинной и спальнях.
- Мам! - заорала Ксюша прямо с порога. - Я вернулась, слышишь?
- Слышу, слышу, не глухая. И незачем так глотку надрывать. - откликнулась мать, появляясь на кухне из балконной двери.
- Ну, извините! - скорчила "блудная дочь" виноватую мордашку. - Ты же знаешь, что от Теодора я всегда возвращаюсь слегка неадекватной.
- А то как же! И с каждым разом период реабилитации и приведения тебя в адекватное состояние занимает всё больше и больше времени... - насмешливо заметила Ирина Натановна.
- Это ты, мамулечка, намекаешь на то, что будущее моё будет безоблачно-глючным? - расхохоталась Ксюша, чмокнула маму в нос и вихрем умчалась в свою комнату.
- Ксения! - попыталась было остановить дочку Ирина Натановна, но её окрик не оказал ни малейшего эффекта. - Вот ведь пропеллер у неё в одном месте...
Дверь в свою комнату девушка открыла с пинка, т.к. подозревала, что застанет младшую сестру Юльку врасплох и на месте совершения преступления - за использованием дорогой косметики, которую Ксюша покупала исключительно для себя и на свои деньги. Ударившись о стену, дверь отскочила и понеслась в обратном направлении, явно намереваясь встретиться с её любопытным носом. Она ловко вытянула руку, останавливая движение, и гордо шагнула через порог.
- Ой!.. - испуганно отшатнулась Ксения, едва заглянув в комнату.
Вместо ожидаемой и вполне понятной Юльки на столе стоял новенький компьютер - совершенно неожиданный и потому абсолютно непонятный. Ксюша растерялась. Нет, понятное дело, что покупать компьютер она давно собиралась, но вот всё не получалось: то руки не доходили, то финансовое положение хромало... "Неужели мама заказала тайком от меня?" - пронеслось в голове. - "Да нет, быть того не может! Мама во всех этих железках ни бум-бум! А совершать необдуманные действия, тем более - такие дорогие покупки, не привыкла".
Но компьютер, вот он. Белоснежный корпус. Стильная отделка жемчужно-серым. Огромный монитор, как будто непроглядно-чёрное окно в иные миры и пространства. Модная клавиатура. И не какая-нибудь, а офисная, с наворотами... Оптическая мышь подмигивает светящимся красным лучиком. "Нажми на кнопку, получишь результат, и твоя мечта осуществится..." - всплыли в памяти слова одной старенькой песенки. - "Что же это за чертовщина? Может, на работе начальник подсуетился? Обеспечивает, так сказать, ценные кадры специализированной техникой? Нет, это никак невозможно. Вполне допускаю, что где-нибудь на диком западе так и поступают, но никак не в нашей стране. Не канает, надо придумывать другое объяснение". Мысли проносились со скоростью света. И ни одна не казалась Ксюше достаточно правдоподобной. Когда более-менее рациональные версии закончились, она тщательно перетрясла весь скопившийся бред, который подспудно лез в голову. Планомерно были отвергнуты негуманоидные инопланетяне, принявшие облик электронно-вычислительного устройства, происки нечистой силы, намеревающиеся с помощью взятки завладеть её бессмертной душой, хроническое заболевание склерозом, о котором она благополучно забыла (в силу всё той же болезни), а также ещё несколько не менее экстравагантных и недееспособных вариантов развития событий.
Наконец, Ксения Эдуардовна вынуждена была признаться самой себе, что не знает, откуда на столе в её комнате взялась эта прогрессивная техника. Спросить о тайне возникновения компьютера у матери или сестры, которые всё это время находились дома, она почему-то так и не додумалась. А ведь это был бы наиболее правильный и логически объяснимый ход.
Второй правильный и логически объяснимый ход Ксюша всё же сообразила осуществить. Правда, с огромным опозданием. Однако, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Убедившись, что сама решить эту задачку не может, девушка принялась искать подсказки. Например, открытку или записку, если это подарок от какого-нибудь поклонника. И, надо же было такому случиться, нашла прямо сразу: аккуратный листок бумаги формата А4 был приклеен с помощью скотча сверху на мониторе.

ЭТО ТЕБЕ МОЙ СКРОМНЫЙ ПОДАРОК. НАДЕЮСЬ, ТЕБЕ ПОНРАВИТСЯ. ОБРАЩАЙСЯ С НИМ ХОРОШО И НЕ ГРУБИ. ОН УВАЖАЕТ ЛАСКОВОЕ И ТРЕПЕТНОЕ ОБРАЩЕНИЕ. ПРАВДА, МНЕ ПОКАЗАЛОСЬ УМЕСТНЫМ ОФОРМИТЬ ЕГО В СВОЁМ ИЗЛЮБЛЕННОМ СТИЛЕ. ТАК ЧТО НЕ ОБЕССУДЬ>.

Подписи не значилось. Записка была отпечатана на принтере, и определить по почерку, чей же, собственно говоря, это подарок, не представлялось возможным. Одним словом, наличие дарственной открытки, на которую Ксюша так надеялась, ничем не улучшило (пожалуй, наоборот, даже усугубило) сложившееся положение. И тогда девушка решилась на главное... Осторожно, будто опасаясь, что её сейчас кто-то схватит или укусит, протянула руку и одним мимолётным прикосновением оживила машину.
Компьютер утробно загудел. Завращались кулеры, защёлкал и захрустел хард. Пискнули, оповещая о своей функциональности, звуковая и видео карты. Засветился и замерцал монитор. Вспыхнули и погасли разноцветные лампочки на клавиатуре. Подозрительно хрюкнули колонки, и тут же из динамиков раздался похоронный марш, сопровождая загрузку windows и выгодно оттеняя высветившееся на экране приветствие: "Добро пожаловать в загробный мир, раба божия, Ксения!".
Девушка скривилась: "У кого это такое примитивное чувство юмора? Надо бы перебрать всех своих знакомых, увлекающихся подобным бредом".
Загрузившийся рабочий стол выглядел именно так, как она того и ожидала. Пространство, поровну разделённое на чёрную и белую полосы. С одной стороны все иконки и значки снабжены рожками, хвостиками и копытцами, с другой - крылышками, арфами и нимбами. Ксения уже собралась было взяться за клавиатуру, чтобы убрать всё это безобразие, как вдруг по центру возникло окошко диалога, окрашенное в перламутрово-пепельный цвет. Над ним готическим шрифтом кроваво-алыми буквами значилось: "Чистилище. Этот процесс займёт некоторое время, пожалуйста, подождите. Ваши грехи и добрые поступки будут объективно оценены на заседании судебного слушания по делу Ксении Эдуардовны Липец. Время генерации действия 00:03:672". Курсор мышки превратился в стилизованые песочные часики и замер на одном месте. Внизу странички нарисовалась и медленно поползла заполняющаяся процентами шкала.
"Что за шутки?" - разозлилась Ксюша, безуспешно тыкая по всем кнопкам подряд. - "Нет, это уже явно переходит все границы допустимого! Ладно, подарили компьютер. Это я ещё кое-как могу понять. Тут большого ума не надобно! Но зачем же с вирусом? Или они думают, что я с ним не сумею справиться? Буду злиться и нервничать? Ну, дудки! Не на ту нарвались". С этими словами она погрозила кому-то кулаком. Кому - Ксюша и сама не знала. Наверное, тем самым "ИМ", устроившим этот нелепый розыгрыш, медленно превращающийся в фарс.
"Внимание!" - назойливо замигала перед глазами ядовито-жёлтая табличка, сменившая перламутрово-пепельный диалог. - "Просьба ознакомиться и подписать протокол заседания судебно-следственной комиссии по делу Ксении Эдуардовны Липец". Страничка на мониторе быстро перелистнулась. Теперь на мониторе отображался процесс загрузки microsoft ekscel. Когда он открылся, Ксюша чуть не упала со стула, быстро пробежавшись взглядом по ровным строчкам деловой анкеты, оформленной в безупречном официальном стиле.

АНКЕТА

Ф.И.О. Липец Ксения Эдуардовна.
ДАТА РОЖДЕНИЯ: 31 октября 1982 г.
ВОЗРАСТ: 24 года.
БИО-ДАННЫЕ: Рост - 1,75 см. Вес - 63 кг. Цвет глаз - зелёные. Цвет волос - брюнетка.
РОДИТЕЛИ: мать - Липец Ирина Натановна, отец - Липец Эдуард Артурович.
БЛИЗКИЕ РОДСТВЕННИКИ: сестра - Липец Юлия Эдуардовна.
СРЕДНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ: лицей с углублённым изучением английского и французского языков #13.
ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ: Государственный университет связи при АН.
ДОП. ОБРАЗОВАНИЕ: Музыкальная школа по классу фортепиано, курсы компьютерного пользователя.
СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: Менеджер по персоналу.
МЕСТО РАБОТЫ: ЧП "Belle Mord" (сеть салонов ритуальных услуг).
СТАТУС: Не замужем.
ДАТА СМЕРТИ: 13 мая 2007 г.
ПРИЧИНА СМЕРТИ - НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ, ОДНОМОМЕНТНЫЙ УДАР ТОКОМ СВЫШЕ 220 ВОЛЬТ.
ПРИЖИЗНЕННЫЕ И ПОСМЕРТНЫЕ ФОТОГРАФИИ ПРИЛАГАЮТСЯ В КОЛ-ВЕ 4 ШТ. (АНФАС, ПРОФИЛЬ).
РЕЗУЛЬТАТЫ ДАКТИЛОСКОПИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ НАХОДЯТСЯ В ПРИЛ. #1.
АНАЛИЗ ВСКРЫТИЯ И СПРАВКА СУДМЕДЭКСПЕРТА СОДЕРЖАТСЯ В ПРИЛ. #2.

13.05.2007, 13:13.
Чистилище, приёмный покой.
Экселенц.

Ниже был установлен флажок на пункте "Я принимаю условия лицензионного соглашения" и призывно мигала кнопочка "Готово!".

"Нет, ну надо же было до такого додуматься!" - возмутилась девушка, напрасно испепеляя взглядом подозрительную анкету: электронные документы не горят. Разве что вместе с компьютером. - "Хотя очень странно, очень... Ведь все данные абсолютно достоверные. Никто не мог их знать. Особенно, в столь полном объёме. Ну, понятное дело досье на работе... Однако тут... Кто же это играется?".
Ксюшей владело одновременно несколько противоречивых чувств, и она колебалась, не зная, какому же из них отдать предпочтение. С одной стороны, любопытство: а что же будет дальше? С другой - сомнение, недоверие и в некоторой степени страх. Хотя в последнем, конечно, девушка ни за что не призналась бы даже под пытками. Ксения Липец была упорной, целеустремлённой и бесстрашной. именно такой образ создавала она годами: сначала во дворе, потом в школе, дальше в институте... И, в конце концов, как апофеоз всех предыдущих этапов, на работе в бюро ритуальных услуг.
"Ладно, решено" - сделала выбор Ксюша. - "Проверим! Хотя, говорят, любопытство кошку сгубило...". Сказав это, Ксения Липец твёрдой рукой кликнула мышкой на кнопке "Готово!".
В то же мгновение экран компьютера подёрнулся траурно-чёрной пеленой. Где-то внутри него раздался сухой щелчок, и Ксюша ощутила болезненную судорогу, прошедшуюся по всему телу, начиная от кончиков пальцев, касавшихся клавиатуры, и заканчивая кончиками волос, поднявшихся дыбом на голове. В первые в жизни она по-настоящему испугалась. Хотела закричать, но горло словно стянуло нейлоновой удавкой. Поэтому всё, что ей удалось - это крепко зажмуриться...
А когда она открыла глаза, на мониторе компьютера мирно синела заставка windows xp, над ухом разрывался мобильный телефон, а с рабочего стола ей ехидно подмигивала роскошная цветная фотография Теодора - талантливого... Нет, почти гениального программиста компьютерных игр. И сущего ребёнка...