Запоздалый вальс осени

... И почему, это должно было произойти в маленьком, печальном дворике? Не потому ли, что в этот таинственный уголок редко заглядывало солнце, где уже к середине августа на деревьях появлялась жёлтая листва, а асфальт вечно не просыхал от дождевых луж. Редкие прохожие, попадая в этот мрачноватый угол дворика, зябко передёргивали плечами и спешили поскорей удалиться.

Давно нету уже этого дворика, он остался там, в прошлом. Теперь туда от нас уходят наши обиды и радости, несбывшиеся надежды, и ещё то, о чём так не любим вспоминать, да ещё наши первые любимые, которых почему-то всегда торопимся забыть. А тогда, тогда был просто вечер, последний вечер лета! Большие, влажные звёзды августа, срываясь, падали в тёплые травы. Всё и всех скрыла тогда эта ночь. И только этот странный дворик нарушал гармонию ночи! Из глубины дворика вырывался вальс, он то исчезал в глубине пластинки, то снова рвался ввысь, тревожа ночь. Видимо, пластинку очень часто крутили. Через несколько минут этот вальс наверно бы затих, если бы туда не заглянула вдруг рыжая женщина - Осень. Она подошла, прислушалась и пошла в глубь дворика, туда, где играла пластинка.

- Как хорошо, что вы ко мне пришли на вальс! - вдруг раздался возле неё чей-то совершенно молодой голос, и тут женщина увидела молодого человека. Это был сам Август!

- Ну что вы, я здесь совершенно случайно, я просто услышала музыку, - стала оправдываться женщина, нервно сжимая пальцы своих рук.

- Не стесняйтесь, это же вальс! А вальс женщине в любом возрасте подходит. Женщина даже не успела ещё ничего ответить, а вихрь вальса уже подхватил её и вознёс над этим спящим, обыденным миром, вальс словно вырвался из старой пластинки и закружил эту ночь, земля, небо, деревья, звёзды, дома - всё поменялось местами и закрутилось в этом вихре. А у женщины словно сложенный из веков горб вдруг свалился с плеч, и она снова почувствовала себя молодой и лёгкой. Она подняла впервые на мужчину глаза, и адским огнём полыхнули её щёки: на неё смотрели чёрные глаза! И ей захотелось вот прямо сейчас утонуть в любви, спрятаться в этом спокойном бархате чёрных глаз. Но она только бессильно уронила голову на мужское плечо и подумала: что ж ты так запоздал? A вальс неистовствовал над спящим миром. Но вот его темп стал замедляться и наконец перешёл в свой плавный ритм.

Необычная пара наконец-то коснулась земли. Женщина оторвалась от мужского плеча и буквально без чувств повалилась на ветхую скамейку, положив свою рыжую голову на обнажённую руку, и задремала с полной головой хмельного вальса. А молодой Август, сделав несколько шагов, растворился в темноте последней летней ночи, пластинка жалобно всхлипнула и смолкла, на неё упал осенний лист. А утром, когда солнце на минуту заглянуло в этот дворик, женщина проснулась, огляделась, и не поверилось ей, что прошедшей ночью здесь неистовствовал вальс. Она обвела взглядом неприветливые, серые стены домов, обшарпанную скамейку, на которой она спала, да ещё рядом стоял чей-то выброшенный, разбитый патефон с треснутой пластинкой. Она зябко повела плечами: неужели здесь она кружилась в вальсе?

- Да, здесь всё так и было в прошедшую ночь! И горчинка у тебя сейчас в груди, а всё потому, что тебе снова хочется сладкого бабьего лета! - вдруг заговорило в груди её сердце.

- Да, мне снова очень хочется сладкого бабьего лета! - призналась самой себе, пряча усмешку в ладони, рыжая женщина - Осень.