Знакомый незнакомец Александру Блоку

Как день светла, но непонятна.
Вся явь, но как обрывок сна.
Она приходит с речью внятной,
А вслед за ней - всегда весна.

С этих строк, напоенных дыханием свежести, легкости и лукавства, началось когда-то мое знакомство с творчеством поэта, чьи стихи до сих пор оказывают на меня самое глубокое впечатление.

Поэзия серебряного века вообще отличается тонкостью, невесомостью, мистичностью и завораживающей красотой мыслеобразов. Ее всякий раз открываешь для себя заново: будто бы разворачиваешь подарочную обертку слой за слоем. И трудно угадать, в какой момент, наконец, получаешь долгожданный подарок. Быть может, сам этот процесс бесконечного погружения, постижения, вчувствования - уже подарок судьбы?..

Александр Блок открыл новую страницу в моей жизни. Окунаясь в загадочную и волнующую атмосферу его произведений; испытывая острое чувство страха и предвкушения; проникаясь горечью и тягучей грустью мелодичных строк - я незаметно для себя росла и менялась. Взрослела, напитывалась инфернальнос тью и магией искушения.

Страстные, жгучие, манящие и губительные слова растекались внутри меня яростной дробью костаньет. Врывались в душу, как в распахнутое настежь окно, уводя за собой в удивительный и почти нереальный мир полутонов, намеков и тайн.

Из хрустального тумана,
Из невиданного сна
Чей-то образ, чей-то странный...
(В кабинете ресторана
За бутылкою вина).

Визг цыганского напева
Налетел из дальних зал,
Дальних скрипок вопль туманный...
Входит ветер, входит дева
В глубь исчерченных зеркал.

Взор во взор - и жгуче-синий
Обозначился простор.
Магдалина! Магдалина!
Веет ветер из пустыни,
Раздувающий костер.

Узкий твой бокал и вьюга
За глухим стеклом окна -
Жизни только половина!
Но за вьюгой - солнцем юга
Опаленная страна!

Разрешенье всех мучений,
Всех хулений и похвал,
Всех змеящихся улыбок,
Всех просительных движений, -
Жизнь разбей, как мой бокал!

Чтоб на ложе долгой ночи
Не хватило страстных сил!
Чтоб в пустынном вопле скрипок
Перепуганные очи
Смертный сумрак погасил.

Каждый из нас обладает талантом. Не важно, каким именно. Однако приходим мы в этот мир неограненными алмазами. И для того, чтобы засверкать всеми гранями прекрасного бриллианта, еще нужно приложить множество усилий. Одно из них - развитие эстетического вкуса. И не столько с целью хорошо и стильно одеваться и накладывать макияж, сколько для получения уникальных навыков разбираться в поэзии, музыке, прозе, кинематографе и остальных многоликих проявлениях современного искусства.

Пишущий человек, равно как и любая творческая личность вообще, на мой взгляд, должен быть достаточно образован, грамотен и строго относиться к тому, какое художественное наследие он способен оставить после себя. Для того, чтобы соответствовать этим канонам, необходимо ориентироваться в культурных течениях и веяниях, превалирующих в обществе. Иметь собственное мнение и персональную оценку самых значимых событий, происходящих на авансцене мирового бомонда.

Самообразование, формирование устойчивых убеждений и отточенных представлений о том, что такое "Хорошо" и что такое "Плохо" конкретно для меня - это тяжелая умственная и духовная работа. И насколько легче оказывается пройти этот путь, держась за руку уверенного и опытного помощника! Таким проводником в пространство аристократического вкуса и поразительного владения своими внутренними эмоциональными порывами стал для меня Александр Блок.

Я не могу выразить ту признательность и благодарность, которые испытываю по отношению к нему именно за этот бесценный дар. Дар по-особенному чутко вслушиваться в созвучия, проникать не разумом, но сердцем в потаенный смысл написанного. На уровне интуиции оценивать и объяснять для себя меру вложенного таланта и степень соблюдения гармонии.

Эфемерность и в то же самое время реальность запечатленных ощущений, потрясающая точность и четкость мысли в обрамлении из лунного света и трепета догорающих свечей - все это покорило меня раз и навсегда.

Колдовская сила насыщенных особым изотерическим смыслом символов; их явственная прозрачность под газовым флером аллюзий; безупречная грация строфных построений, очаровывающая напевность метафор - способны дать очень многое тому, кто всмотрится в творчество Блока чуть-чуть пристальней, слегка прищурив глаза.

Возвышенная пылкость чувств и приземленность обстановки, гордыня в соседстве с простотой, любовь и боль, сплетенные в жарких объятиях, чистота и блаженство небес на фоне кровавых всполохов адского пламени... Разве можно устоять перед столь мощным и незабываемым сочетанием?..

Однажды я не устояла. И не могу передать Вам, насколько это теперь меня радует и какими сильными крыльями распахивается за моей спиной в минуты скорби, уныния и отчаяния.

Никогда не забуду (он был, или не был,
Этот вечер): пожаром зари
Сожжено и раздвинуто бледное небо,
И на желтой заре - фонари.

Я сидел у окна в переполненном зале.
Где-то пели смычки о любви.
Я послал тебе черную розу в бокале
Золотого, как небо, Аи.

Ты взглянула. Я встретил смущенно и дерзко
Взор надменный и отдал поклон.
Обратясь к кавалеру, намеренно резко
Ты сказала: "И этот влюблен".

И сейчас же в ответ что-то грянули струны,
Исступленно запели смычки...
Но была ты со мной всем презрением юным,
Чуть заметным дрожаньем руки...

Ты рванулась движеньем испуганной птицы,
Ты прошла, словно сон мой легка...
И вздохнули духи, задремали ресницы,
Зашептались тревожно шелка.

Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала
И, бросая, кричала: Лови!..
А монисто бренчало, цыганка плясала
И визжала заре о любви.